comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com
ЛЕГЕНДА ДУХА
[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЛЕГЕНДА ДУХА

Сирвард МАРКАРЯН

 Судьбой ли или провидением нам предписано было идти по другому пути – пути борьбы... Именно поколению 50-60-х годов определено было встать на защиту страны, вернуть утраченное предками, выпрямить спину, сохранить честь. В ополчение записалась вся страна, а молодое поколение стало воинами-освободителями. Их школьная дружба переросла в боевую, единомышленники консолидировались под армянским Триколором, а ополчившаяся против врага страна стала им поддержкой и опорой. Из тысячей борцов особо отличились глубоко преданные идее Движения люди - приверженцы. Поистине в ряду этих приверженцев свое место занял и незаменимую роль сыграл командир Арцахского фронта «Освободительной армии» Владимир Алешаевич Балаян.

Кавалер ордена НКР «Боевой крест» первой степени, а уже сегодня – Герой Арцаха, кавалер ордена «Золотой орел» воин-освободитель Владимир Балаян был из числа тех ключевых фигур Арцахской войны, легенда о котором сложилась еще во время хаоса военного времени и переходила из уст в уста.
Владимир Балаян родился 14 февраля 1958 года в селе Мохратаг Мартакертского района. В 1983 году он окончил Степанакертский сельскохозяйственный техникум.
В 1976-1978 гг. служил в ВС СССР, в 1988-1990-х участвовал в самооборонительных боях в Мартакертском районе. В 1990 г. вместе с Леонидом Азгалдяном создал добровольческий отряд. Он участвовал в самооборонительных и освободительных боях в Шаумянском (Бузлух, Манашид. Эркедж, Карачинар), Мартакертском (Марага, Кичан, Имерет-Керевенд, Баш-Гюнепая, Маниклу), Гадрутском (Тог, Цамдзор) районах.
Посмертно был награжден орденом «Боевой крест» 1-й степени. Именем В. Балаяна названа средняя школа № 1 города Мартакерт. Прах командира, воина-освободителя покоится на кладбище села Агабекалиндж Мартакертского района. Такова краткая биография Владимира Балаяна. Однако его жизненный путь ярок и содержателен, насыщен подвигами. Он вырос в скромной традиционной арцахской семье. Отец – Алеша Балаян был из числа известных в районе интеллигентов, 12 лет он был главным редактором районной газеты Мартакерта. Мать – Дарико, с первых же дней Арцахского движения была в рядах активистов, одним из организаторов сидячей забастовки. А когда стали формироваться первые отряды, она стала опорой ребят. Вдова Владимира, Мариетта, предается горьким воспоминаниям: «Нашей единственной надеждой является наша сила», - говорил Владимир. В первые годы борьбы азербайджанцы постепенно захватывали армянские села, брали в плен молодых людей, грабили села. Он стал доставать оружие и вместе с ребятами укрепляться на позициях. Первым оружием был карабин. Он продал автомашину «Нива» и приобрел оружие. Патроны покупали по 4-5 рублей. Так он создал отряд, который вначале состоял из 7 человек. С малочисленным отрядом они шли в бой и возвращались с победой. Когда раздавался сигнал тревоги, когда где-то ситуация накалялась, сразу же за помощью обращались к отряду Владимира. Постепенно отряд стал пополняться. «Вначале, когда еще не было войсковой части, ребята собирались у нас дома и отсюда отправлялись в бой», - вспоминает Мариетта.
- Оружие и боеприпасы также хранились дома, несмотря на большую опасность.
«Ребята Владимира идут»... Эти слова в Арцахе люди слышали с первых же дней освободительной борьбы. И они верили, что если смельчаки идут, то победа обеспечена. Так было в осажденных Талише, Арцвашене, разрушенной Мараге, депортированных селах Шаумянского и Гадрутского районов.
Люди знали, что Владимир – это символ победы. В книге «Осколка – каким он был» Армена Даниеляна мы читаем: «Ашот (Гулян) очень любил Владимира Балаяна и мечтал создать вместе с ним маленькую диверсионную группу, чтобы войти со стороны Мартакерта в тыл врага. Когда он упоминал имя Владимира или говорил о нем, лицо его сияло, в глазах появлялся блеск. Он считал его своим учеником – как знаток военного дела и учитель, как организатор и командир. Говорил: Владимир – совершенно другой, второго, как он, нет».
Даже когда в роту поступило значительное пополнение и число бойцов составляло порядка 500 человек, Ашот продолжал вынашивать планы создания диверсионной группы. Ашот был восхищен молодым, но уже умудренным опытом воином-освободителем, который одинаково хорошо владел и словом, и оружием, а также снискал любовь и уважение ребят. По свидетельству редактора газеты «Джраберд» блаженной памяти Славы Мосунца, когда Владимир на пару дней уезжал в Ереван, людей охватывало беспокойство, они звонили в редакцию: «На сколько дней уехал, когда же приедет, не нашелся кто-то другой, чтобы заменил его?.. Почему он бросил нас?.. И так далее». Его присутствие было для них надежной гарантией защиты. И у народа были веские основания думать и судить так.
Стоял апрель. Азеры, у которых всегда был численный перевес в технике и людях, внезапно напали на Талиш, захватив стратегическую для села высоту. Смеркалось, когда радиостанция Талиша попросила помощи у Агабекалинджа, где находился командир Владимир Балаян. Вместе со своими ребятами он поспешил в Талиш. Отлично зная местность, он быстро сориентировался и тут же принял решение – отвоевать высоту в эту же ночь, до рассвета. Враг установит посты в зоне, обращенной в сторону села, мы же захватим высоту с тыла, обойдя посты противника – таков был его план, для осуществления которого ребята из «Арцахского фронта» всю ночь не спали. Шаг за шагом, в кромешной тьме, медленно и осторожно они приближались к захваченным позициям. И до наступления рассвета обрушили на врага удар такой силы, что застигнутый врасплох противник не успел воспользоваться преимуществом высоты. И в первой половине дня высота была отвоевана. Селу больше не угрожала опасность. Казалось бы, сделав свое дело, командир должен был попрощаться с сельчанами, но он пристыдил командиров отряда самообороны Талиша. «Во время боевых действий вы должны также просчитывать варианты, как уклониться от возможных ударов противника. Враг допустит ошибки только в случае, если вы будете диктовать свою волю. Надежду на выживание просто так не связывают с возможностью воспользоваться просчетами противника», - без повышения голоса, внушительным тоном сказал Владимир. И не удовлетворился сказанным. Он повел талишцев на высоту, и сам расставил посты. «Ребята, видите, - сказал Владимир, - противник за одну ночь успел окопаться. Только трудолюбивые смогут в течение ночи прорыть столько окопов. А мы, а вы?.. Ложным самоуспокоением нам не спасти нашу землю и народ».
Сколько раз 34-летний командир со своим отрядом ввергал азеров в панику. Сколько плененных сел освободили его ребята. О нем, как о современном Андранике Армянской Освободительной войны, с умилением и восхищением говорили в Бузлухе и Манашиде, Эркедже и Карачинаре, Мараге и Чайлу, Тоге и Цамдзоре.
Он обезвредил вражеские огневые точки в Срхавенде и Маниклу, Баш-Гюнепае и Агдабане. Последний бой он дал 5 июня в селе Чайлу... В первом окопе действия развивались стремительно, с переменным успехом. Ребята сражались самоотверженно. Присутствие подоспевшего на помощь Владимира было достаточно для поднятия боевого духа. Благодаря его усилиям опасность окружения была ликвидирована. Противотанковые наводчики действовали без промаха. Танки отступали. Вот-вот должен был быть дан приказ о контрнаступлении, когда Владимир получил смертельное ранение в лоб ...
В воспоминаниях боевых товарищей воскрешает неподражаемый образ реального героя... Командир Сил самообороны НКР (1991-1992 гг.) генерал-майор запаса Аркадий Тер-Тадевосян (Командос) говорит о Владимире Балаяне с нескрываемой гордостью и подчеркнутым уважением: «Владимиру можно было доверить самую сложную боевую задачу, зная, что он никогда не подведет. Он был прирожденным военным без образования, без прохождения специальной подготовки. Он был простым, честным, чистым карабахцем, храбрым воином. Все наши успехи базировались именно на подобных ему ребятах. Я очень тяжело перенес ужасную весть о гибели Владимира. И сегодня, спустя много лет, мое сердце щемит от боли утраты Владимира и подобных ему героев».
- Владимир так и остался легендой Мартакерта, - говорит первый командующий Силами самообороны Арцаха Аркадий Карапетян, - я, Осколка и Владимир были как родные братья. Можно сказать, вместе начинали процесс формирования отрядов. У нас были друзья, которые хотели стать командирами отрядов, но у Владимира никогда не было такого стремления. Он пользовался большим авторитетом, и ему всегда доверяли. Я не раз хотел назначить его командиром Мартакертского оборонительного района, но он всегда отказывался, у него не было стремления властвовать. Сражаться, поставить противника на колени (что ему удавалось весьма успешно) – вот в этом было его призвание. Народ верил и доверял ему, связывал с ним надежды. Благодаря своим подвигам он обрел славу непобедимого. Если охарактеризовать Владимира в двух словах, то это прозвучит так: он был легендой. Он был яркой индивидуальностью - и как боец, и как командир. Он был из числа тех немногих, в которых не было недостатков. Он был вышедшей из народа яркой личностью – со всеми позитивными сторонами – кому можно было доверять и быть уверенным, что тебя никогда не подведут, что бы ни случилось. В нем был сконцентрирован обобщающий образ народа. Владимир был лидером, которым мы не только гордимся, а указываем на него как на живую легенду, чтобы видели и учились, каким должен быть настоящий воин-освободитель. В моей памяти Владимир остался образом настоящего народного героя. В его духе можно воспитывать многие поколения, будучи уверенными, что это правильный путь борьбы.