[ARM]     [RUS]     [ENG]

ПО ДОКУМЕНТАМ Я РУССКИЙ, НО В ДУШЕ - АРМЯНИН

История одной жизни

 Казачество в Закавказье появилось еще в первой четверти XVIII века - в составе русских войск во время Персидского похода Петра I. Однако причиной  их массового перемещения на постоянную дислокацию в Закавказье, в том числе в Армению и Карабах, послужили войны XIX века: русско-персидская 1826-1828 гг., русско-турецкая 1828-1829 гг. и Крымская война 1853-1856 гг.

Штаб-квартира в Степанакерте располагалась на месте нынешней воинской части Центрального оборонительного района. Место дислокации казаки довольно успешно обживали. Это подтверждают и недавние находки, обнаруженные во время работ по благоустройству территории нового храма в Степанакерте, который возведен рядом с воинской частью ЦОРа. Это фрагменты кладки плаца российского гарнизона. По решению властей Арцаха, эти белокаменные плиты будут уложены возле одной из стен храма в память об исторической российско-арцахской дружбе. 

Особое место в жизни казаков занимала православная церковь. Во всех казачьих полках имелись полковые церкви и полковые священники. Православная церковь была построена и в Степанакерте. Сравнительно недавно на стене клуба в ЦОРе представители Русской общины НКР повесили табличку с надписью о том, что на этом месте в 1861 году стояла православная церковь. 

После окончания срока службы многие казаки отказывались уезжать в родные края и обосновывались в Степанакерте. Они переселяли сюда и свои семьи или же обзаводились семьями здесь. По словам И. Л. Сегаля - составителя описаний русских поселений в Елисаветпольской губернии, здесь было образовано «урочище из отставных солдат, а также из членов их семей, не пожелавших по отбытии срока службы вернуться на родину».

Нам стало интересно, а остались до сих пор в Карабахе потомки этих казаков. Наши поиски увенчались успехом. В Степанакерте мы нашли человека, который является прямым потомком донских казаков, переселившихся сюда еще в XIX веке. Это ХАРЧЕНКО Владимир Михайлович. Ниже представляем беседу с ним.

- Владимир Михайлович, откуда родом Ваши предки?

- С Дона. Но приехали сюда очень давно. Я даже затрудняюсь вам сказать, когда точно, но знаю, что мы карабахцы то ли в третьем, то ли в четвертом поколении. Мой отец - Харченко Михаил Егорович еще в 20-х годах прошлого века здесь познакомился с моей мамой Кондратьевой Верой. Они поженились, у них в 1926 году родилась дочка, а в 1939 году сын, то есть я. Отец работал старшим конюхом  в хозяйстве при Степанакертском зооветеринарном техникуме имени Степана Шаумяна. Во время Великой Отечественной войны ушел на фронт, погиб в 1941 году, в самом начале войны. Нас, как и многих других наших сверстников, вырастила мама.

Я окончил Степанакертскую школу ¹3, а также музыкальную школу по классу труба. В 1957 году пошел работать помощником киномеханика при Каршелккомбинате. В 1958 году был призван в армию. Служил во флоте, вначале в учебном отряде в Кронштадте, затем меня направили в Североморск. Служил на эскадронном миноносце «Отчаянный», затем меня перевели на военный крейсер «Мурманск». В1962 году был демобилизован, вернулся в Степанакерт и сразу же поступил на работу в только что открывшийся электротехнический завод. Директором завода был А. Сейранян, я работал в сборочном цеху. Имею ряд наград, моя фотография висела на доске Почета. На заводе я проработал вплоть до его закрытия. А еще я играл на трубе в духовом оркестре под руководством Засеева Николая Томовича. Раньше в Степанакерте был детский парк, там мы играли для детей, а по вечерам для взрослых - на танцплощадке в верхнем парке.

- Владимир Михайлович, Вам никогда не хотелось вернуться на родину своих предков или вообще переехать в Россию?

- Никогда. Где бы я ни был, меня всегда тянуло на свою родину, в Степанакерт, в город, который я очень люблю. У меня было много предложений, даже во время службы в морфлоте. Мне предлагали загранплавание, работу на китобойной флотилии, а затем сестра звала меня к себе в Крым, но я отказался.

- Когда началось Арцахское национально-освободительное движение, а затем и война, многие представители национальных меньшинств уехали в более благополучные места, Вы и тогда не захотели уехать?

- Нет,  я хотел только одного - помочь своему народу. Да, по документам я русский, но в душе - армянин, арцахский армянин. Из-за возраста на фронт меня не взяли, но я помогал, как мог. Днем мы балансировали, очищали гильзы от снарядов, а вечером сторожили военные склады, загружали и разгружали снаряды.

- Владимир Михайлович, Вы уже 80 лет живете в Степанакерте, скажите, были ли случаи предвзятого отношения к Вам, как к русскому?

- Ни разу, наоборот, я всегда чувствовал уважительное отношение к себе, да и не только к себе, в Карабахе всегда с большим уважением, и я бы даже сказал, с большим почтением относятся к русскому народу, и я тому живой свидетель. У меня много друзей среди армян, у меня жена армянка, внуки - армяне и сам я себя чувствую больше армянином, нежели русским.

На этом наша беседа с Владимиром Михайловичем завершилась. От себя же хочу добавить, что в наступающем году В. Харченко исполнится 80 лет и 50 лет совместной жизни со своей супругой-армянкой Раей. О секретах долгой совместной жизни мы поговорим в следующий раз. А сейчас мы хотели бы  поздравить Владимира Михайловича с юбилеем и Золотой свадьбой, а также пожелать ему и его супруге еще долгой и счастливой совместной жизни.

Эвика БАБАЯН