Logo
Print this page

ИС­КУС­СТ­ВО ПО­БЕЖ­ДАТЬ СМЕРТЬ...

Сир­вард МАР­КА­РЯН

 За­ка­лив­ше­е­ся в гор­ни­ле Ар­цах­ской вой­ны по­ко­ле­ние 50-60-х го­дов...Это бы­ло ве­ле­ни­ем, тре­бо­ва­ни­ем вре­ме­ни, что­бы всем на­ро­дом ста­ли Опол­чен­ца­ми. Вна­ча­ле ста­ли объ­е­ди­нять­ся ре­бя­та квар­та­лов, сфор­ми­ро­ва­лись от­ря­ды, а па­рал­лель­но, в ви­де под­раз­де­ле­ний, долж­но бы­ло сфор­ми­ро­вать­ся яд­ро бу­ду­щей Ар­мии обо­ро­ны... Пу­тем са­мо­ор­га­ни­за­ции и це­ною са­мо­по­жерт­во­ва­ния эли­та на­ции долж­на бы­ла ска­зать «нет» ско­ро­по­с­тиж­ной вой­не, к ору­жию долж­ны бы­ли быть при­зва­ны из­бран­ные... В 1966 го­ду в се­ле Мец Та­гер Га­д­рут­ско­го рай­о­на, в се­мье Гри­го­ра и Пу­жи Ал­ту­ня­нов на свет по­явил­ся сын Яков, еще не ве­дая о пре­врат­но­с­тях судь­бы, он по­явил­ся на свет в «ог­нен­ной ру­баш­ке». Ему бы­ло 20 лет, ког­да с от­ли­чи­ем окон­чил Ере­ван­ский ги­д­ро­ме­ли­о­ра­тив­ный тех­ни­кум – а бы­ло это в 1987-м, на ста­дии бро­же­ния Ар­цах­ско­го дви­же­ния. В Ере­ва­не сту­ден­ты об­ме­ни­ва­лись меж­ду со­бой ли­с­тов­ка­ми, как очень важ­ной но­во­стью, за­тем при­сту­пи­ли к сбо­ру под­пи­сей. Яков был из чис­ла ак­ти­ви­с­тов. Он вер­нул­ся в се­ло с вол­ну­ю­щи­ми иде­я­ми Дви­же­ния в ду­ше и серд­це как ве­ли­чай­шей меч­той и це­лью. Он был млад­шим в се­мье, по­это­му пра­во и честь хра­нить от­цов­ский очаг бы­ло по­ру­че­но ему. Од­на­ко преж­де он стал пе­ре­до­вым во­и­ном сво­ей стра­ны. Тех, ко­го поз­ва­ли, бы­ло ма­ло, из­бран­ных – то­го мень­ше. Они долж­ны бы­ли взой­ти на гол­го­фу тех во­ен­ных лет. Дед – Гри­гор Ал­ту­нян умер, ког­да Яко­ву бы­ло три го­да. Он не по­мнит де­да. Од­на­ко ба­буш­ка Гер­сик про­жи­ла до глу­бо­кой ста­ро­сти и об­ре­ла веч­ный по­кой в воз­ра­с­те 111 лет. Ал­ту­ня­ны пу­с­ти­ли в се­ле Мец Та­гер глу­бо­кие кор­ни. На­зва­ние их ро­да Ал­тун в пе­ре­во­де с турк­мен­ско­го оз­на­ча­ет зо­ло­то. С точ­ки зре­ния мо­е­го ге­роя, на тер­ри­то­рии их се­ла есть ме­с­теч­ко Ал­тун­тахт, что оз­на­ча­ет зо­ло­тая до­с­ка, дре­ве­си­на. Цвет дре­ве­си­ны из их ле­сов зо­ло­ти­с­тый. Род Ал­ту­ня­нов из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние жил в се­лах Ин и Мец Таг­лар. Они поль­зо­ва­лись в этих се­лах боль­шим ува­же­ни­ем. Для Яко­ва, по­сту­пив­ше­го эко­но­ми­с­том в сов­хоз име­ни Мар­ша­ла А. Хан­фе­рян­ца, был пре­до­пре­де­лен иной путь, вме­с­те с од­но­сель­ча­ни­ном Ле­во­ном Ай­ри­я­ном они сто­я­ли в аван­гар­де Дви­же­ния. Не­об­хо­ди­мо бы­ло объ­е­ди­нить­ся, кон­со­ли­ди­ро­вать­ся. В Сте­па­на­кер­те они по­зна­ко­ми­лись с Сер­ге­ем Ша­х­вер­дя­ном, ко­то­рый по­со­ве­то­вал им со­труд­ни­чать с ди­рек­то­ром Га­д­рут­ско­го му­зея Ар­ту­ром Мкртчя­ном. По­сред­ст­вом Ар­ту­ра они очу­ти­лись в во­до­во­ро­те Дви­же­ния, по­зна­ко­ми­лись с дру­ги­ми спо­движ­ни­ка­ми и вме­с­те ста­ли дви­гать­ся к од­ной це­ли. На­ча­лись на­род­ные вол­не­ния. Каж­дая не­боль­шая, за­ча­с­тую не­зна­чи­тель­ная, но­вость до­став­ля­ла лю­дям боль­шую ра­дость, это­го дня они жда­ли дол­го. Ста­тья Абе­ла Аган­бе­кя­на в га­зе­те «Юма­ни­те», со­бы­тия в Чар­дах­лу, на­чаль­ный этап сбо­ра под­пи­сей, Дви­же­ние на­би­ра­ло си­лу, и, на­ко­нец, все это вы­ли­лось в во­ен­ные дей­ст­вия. Еще бу­ду­чи бри­га­ди­ром ви­но­гра­дар­че­с­кой бри­га­ды се­ла и по­сто­ян­но об­щав­ший­ся с на­ро­дом, мой ге­рой по­сту­пил на за­оч­ное от­де­ле­ние Ере­ван­ско­го сель­ско­хо­зяй­ст­вен­но­го ин­сти­ту­та, и связь с Ере­ва­ном ста­ла еще бо­лее ин­тен­сив­ной. За­тем по­яви­лись пер­вые жерт­вы се­ла, пер­вым по­гиб сто­рож фер­мы. 80 про­цен­тов мо­ло­дых ре­бят се­ла во­шли в от­ряд, а уже за­тем – в ря­ды Ар­мии обо­ро­ны. Сле­ду­ет от­ме­тить, что на­род это­го под­рай­о­на был очень ак­тив­ным. В этой су­ма­то­хе в се­ле от­крыл­ся фи­ли­ал кон­ден­са­тор­но­го за­во­да. В се­ло при­шел Ар­тур Ага­бе­кян – бу­ду­щий ко­ман­дир обо­ро­ни­тель­но­го рай­о­на. Этап во­ору­жен­ной борь­бы свя­зан имен­но с ним – Ар­ту­ром Ага­бе­кя­ном. В се­ле под его ру­ко­вод­ст­вом был сфор­ми­ро­ван штаб во­ору­жен­но­го от­ря­да. А в 92-м од­ним из пер­вых по­лу­чил ору­жие и Яков, ре­бя­та по­лу­ча­ли ору­жие и вы­ез­жа­ли на пе­ре­до­вую, ту­да, где по­треб­ность в них ощу­ща­лась очень ос­т­ро. Яков слу­жил в ро­те Эди­ка Ай­ри­я­на. 28 ию­ня враг на­пал на вин­за­вод, за­хва­тил по­зи­ции Драх­ти­ка и уже был на под­сту­пах к се­лу Тог... В этот зло­сча­ст­ный день по­гиб ко­ман­дир Эдик. Се­го­дня в се­ле Мец Та­гер в па­мять об этом ге­ро­и­че­с­ком дне есть Пло­щадь 28 ию­ня, ког­да ре­бя­та в про­хо­дя­щих на под­сту­пах се­ла оже­с­то­чен­ных бо­ях пре­по­да­ли про­тив­ни­ку до­стой­ный урок и пре­ис­пол­ни­лись ве­ры в соб­ст­вен­ные си­лы. В ок­тя­б­ре то­го же го­да Я. Ал­ту­ня­на на­пра­ви­ли в «Ай­ка­зов» для про­хож­де­ния учеб­но-ар­тил­ле­рий­ской под­го­тов­ки. Из их се­ла бы­ло семь че­ло­век, на­прав­лен­ных на кур­сы для фор­ми­ро­ва­ния взво­да по уп­рав­ле­нию ар­тил­ле­ри­ей. Вер­нув­шись че­рез ме­сяц в Обо­ро­ни­тель­ный рай­он, они под­клю­чи­лись к ре­ше­нию бо­е­вых за­дач. Я был ар­тил­ле­рий­ским на­вод­чи­ком, ска­зал мой со­бе­сед­ник и смолк, а ког­да я по­пы­та­лась рас­спро­сить его по­боль­ше о во­ен­ных го­дах, он воз­ра­зил: я не мо­гу го­во­рить о се­бе, ка­ким я был ар­тил­ле­ри­с­том, пусть дру­гие ха­рак­те­ри­зу­ют ме­ня. Толь­ко мо­гу ска­зать, что все, что я ни де­лал, вы­пол­нял от ду­ши и серд­ца, пре­дан­но. Мы де­ла­ли это во имя на­шей зем­ли, на­ших де­тей и их бу­ду­ще­го, го­во­рит ин­ва­лид 1-й груп­пы Яков Ал­ту­нян, у ко­то­ро­го ам­пу­ти­ро­ва­ны обе но­ги, кто яв­ля­ет­ся луч­шим при­ме­ром жиз­ни, со­зи­да­ния и борь­бы не толь­ко для нас, ар­цах­цев, но и че­ло­ве­ка во­об­ще. Он оп­ре­де­лял на­прав­ле­ние ве­т­ра по паль­цу, рас­ска­зы­ва­ют его дру­зья-ар­тил­ле­ри­с­ты. «Ког­да он был на по­зи­ци­ях, ошиб­ки ис­клю­ча­лись, азе­ры ни на шаг не про­дви­га­лись впе­ред. А пу­щен­ный им с не­за­мет­но­го ме­с­та сна­ряд до­сти­гал сво­ей це­ли. И в этом ни­кто и не со­мне­вал­ся. 18 ав­гу­с­та 1993 го­да бы­ла пре­ду­с­мо­т­ре­на боль­шая во­ен­ная опе­ра­ция, на­шим под­раз­де­ле­ни­ям пред­сто­я­ло ос­во­бо­дить Фи­зу­ли и про­дви­нуть­ся впе­ред. Про­тив­ник так­же ук­ре­пил­ся на сво­их по­зи­ци­ях и в свою оче­редь го­то­вил­ся под­дер­жать про­дви­же­ние сво­их сол­дат ог­нем. Яко­ва пе­ре­ве­ли в Га­д­рут, что­бы ко­ор­ди­ни­ро­вал уп­рав­ле­ние ог­нем – их бы­ло чет­ве­ро. А че­рез не­сколь­ко дней он вер­нул­ся, умер­ла ба­буш­ка Гер­сик, а в по­сле­ду­ю­щие дни в се­ле по­гиб­ло еще два че­ло­ве­ка, по­сле их по­хо­рон он сно­ва вер­нул­ся на по­зи­ции. 18 ав­гу­с­та ста­ло для не­го ро­ко­вым, в ночь на 17 вме­с­те с на­чаль­ни­ком ар­тил­ле­рии они уточ­ни­ли на­блю­да­тель­ные пунк­ты, и ут­ром, ори­ен­ти­ру­ясь на ме­ст­но­с­ти, в 6 ча­сов, от взры­ва сна­ря­да он ли­шил­ся ног. В под­ва­ле зда­ния рай­ад­ми­ни­с­т­ра­ции док­тор Гар­ник (к со­жа­ле­нию, фа­ми­лии не по­мнит) по­да­рил ему вто­рую жизнь. С го­да­ми за­ле­чи­лись ра­ны на­ше­го ге­роя, и он вер­нул­ся к пол­но­цен­ной жиз­ни. Во-пер­вых, ус­т­ро­ил­ся на ра­бо­ту бух­гал­те­ром, за­тем же­нил­ся на од­но­сель­чан­ке Ин­не Мир­за­ха­нян, ко­то­рая, хоть и толь­ко окон­чи­ла шко­лу и не име­ла жиз­нен­но­го опы­та, од­на­ко без­ро­пот­но взва­ли­ла на свои пле­чи вдвой­не тя­же­лый груз се­мей­ных за­бот и по сей день про­дол­жа­ет не­сти их с до­сто­ин­ст­вом тра­ди­ци­он­ной ар­мян­ской не­ве­ст­ки. Су­пру­ги Ал­ту­нян вос­пи­ты­ва­ют двух до­че­рей и сы­на – Ма­ри­ам, Гри­гор и Ан­на. Ма­ри­ам учит­ся в Ар­цах­ском го­су­дар­ст­вен­ном уни­вер­си­те­те, Гри­гор – сту­дент 1 кур­са фа­куль­те­та ви­но­де­лия Ере­ван­ско­го аг­рар­но­го уни­вер­си­те­та и очень ско­ро бу­дет при­зван в ар­мию, а млад­шая Ан­на – уче­ни­ца 4 клас­са. Жить для мо­е­го ге­роя зна­чит не про­сто вла­чить су­ще­ст­во­ва­ние, а жить во­пре­ки судь­бе пол­но­цен­ной жиз­нью: ро­дить сы­на, по­ст­ро­ить дом, вы­ра­с­тить сад, что обя­зан сде­лать в сво­ей жиз­ни каж­дый ува­жа­ю­щий се­бя муж­чи­на. А Яков яв­ля­ет­ся но­си­те­лем жиз­не­спо­соб­но­го ге­на до­стой­но­го на­ро­да, он один из не­мно­гих, кто сво­ей жиз­нью и жиз­нен­ной фи­ло­со­фи­ей сво­их лет об­ла­го­ра­жи­ва­ет свое ок­ру­же­ние и лю­дей, учит всех не­до­воль­ных сво­ей жиз­нью и хны­ка­ю­щих ис­кус­ст­ву жить пра­вед­но и кра­си­во, с до­сто­ин­ст­вом про­ти­во­сто­ять уда­рам судь­бы и со­зи­да­тель­но­му ис­кус­ст­ву по­беж­дать смерть жиз­нью. - Ес­ли в од­ной се­мье не жи­вут друг с дру­гом три по­ко­ле­ния, эта се­мья не мо­жет на­зы­вать­ся пол­но­цен­ной, - го­во­рит мой со­бе­сед­ник. В 2007 го­ду, ког­да бы­ли при­ва­ти­зи­ро­ва­ны зем­ли, он стал вла­дель­цем зе­мель­но­го уча­ст­ка, взял кре­дит и на пло­ща­ди 1,5 гек­та­ра раз­бил ви­но­град­ник, у не­го есть и ту­то­вый сад – до­пол­ни­тель­ный ис­точ­ник для удов­ле­тво­ре­ния за­про­сов се­мьи. Этот год был хо­ро­шим, уро­жай­ным, - го­во­рит Яков и пе­ре­хо­дит к про­бле­мам се­ла, обес­по­ко­ен­ный тем, что рож­да­е­мость низ­кая. - А ведь на­ши ро­ди­те­ли жи­ли в бо­лее не­бла­го­при­ят­ные го­ды, но дом был по­лон де­тей, а те­перь до­воль­ст­ву­ют­ся од­ним ре­бен­ком, го­во­ря, что луч­ше иметь од­но­го и рас­тить в хо­ро­ших ус­ло­ви­ях. Но я не по­ни­маю та­ких лю­дей. Ведь бе­речь стра­ну суж­де­но на­шим де­тям, и чем боль­ше бу­дет на­ших де­тей, тем мно­го­обе­ща­ю­щим бу­дет и их бу­ду­щее. Не­дав­но я по­бы­вал на сте­па­на­керт­с­ком клад­би­ще и был удив­лен и опе­ча­лен уви­ден­ным: сколь­ко тру­да по­тра­че­но там, сколь­ко средств вло­же­но, ка­кие мав­зо­леи воз­во­дят­ся, вме­с­то то­го, что­бы иметь де­тей и стро­ить для них до­ма. Брак – этот свя­щен­ный со­юз се­го­дня рас­сма­т­ри­ва­ет­ся в дру­гом ра­кур­се, все­го не пе­ре­чис­лишь, но есть ве­щи, с ко­то­ры­ми я не мо­гу сми­рить­ся. Мы не мо­жем обой­ти ге­о­по­ли­ти­че­с­кие ре­а­лии, ге­о­по­ли­ти­ка долж­на из­ме­нить­ся, го­во­рит мой со­бе­сед­ник и про­дол­жа­ет: мы же в свою оче­редь долж­ны лю­бой це­ной бе­речь и за­щи­щать на­ши ру­бе­жи и быть го­то­вы­ми в под­хо­дя­щий мо­мент про­дви­нуть их... А он го­тов пе­ре­дать свой опыт и зна­ния но­вич­кам и фи­зи­че­с­ки го­тов по пер­во­му же зо­ву прий­ти на по­зи­ции ар­тил­ле­рии. Он го­тов до по­след­не­го ды­ха­ния сто­ять на за­щи­те ру­бе­жей сво­ей стра­ны и сво­е­го на­ро­да и уме­реть так, что­бы и смерть по­слу­жи­ла ро­ди­не, вслух раз­мы­ш­ля­ет ка­ва­лер ор­де­на «Бо­е­вой крест» вто­рой сте­пе­ни Яков Ал­ту­нян и до­бав­ля­ет: «Я был бо­лью, го­рем сво­ей ма­те­ри и, как ни стре­мил­ся, не мог ис­це­лить боль ее серд­ца. Мои се­с­т­ры, моя се­мья – это мо­гу­чая се­мья, и в этой се­мье не­воз­мож­но жить без бо­е­во­го ду­ха, они не поз­во­ли­ли мне сник­нуть, и я по­нял, что про­сто не имею пра­во ра­зо­ча­ро­вать их. Вот в чем се­к­рет то­го, что мои си­лы ум­но­жи­лись, и без лож­ной скром­но­с­ти ска­жу, что из обыч­но­го ря­до­во­го че­ло­ве­ка я пре­вра­тил­ся в со­вре­мен­но­го ге­роя. Им по сей день ка­жет­ся, что это я ок­ры­ляю и под­дер­жи­ваю их, но на са­мом де­ле это не так. Ге­ро­ем ме­ня сде­ла­ла моя се­мья. ;

 

 

 

Կայք էջից օգտվելու դեպքում ակտիվ հղումը պարտադիրէ © ARTSAKH TERT. Հեղինակային իրավունքները պաշտպանված են.