Logo
Print this page

Я ЖИЛ В ГОРОДЕ ШУШИ

(Продолжение)

 Позже Тигран был назначен губернатором Карса. В 1920 году, когда турки заняли Карс, Тигран был зверски убит. 

У меня были особые отношения с мужьями моих сестер - Тиграном Агамаляном и Григором Сагяном. Возвращаясь к семье Хандамирянов, отмечу, что из семьи Хандамирянов остался только его сын - Борис Никитич, известный венеролог и мой ровесник. В Ереван он переехал уже пенсионером.

Моя сестра Арусяк родилась в 1895 г. Начиная с 1910 года, с сентября по апрель мы жили в Тифлисе. Арусяк училась в третьей гимназии, которую в свое время закончила моя сестра Сара. Она проучилась до девятого класса. В 1915 году она оставила гимназию и решила стать актрисой. Отец и братья отнеслись к ее решению с иронией. Несмотря ни на что она стала брать уроки  у актрисы Будкевич в Тифлисе, затем в Москве прошла какие-то курсы,  хотела и дальше продолжить образование, но в жизни моей сестры произошел трагический момент. После тяжело перенесенной скарлатины, у нее появилась эпилепсия, моя бедная сестра сильно страдала. Помню, как в приступе она звала маму. В 1920-26гг. у нее был детский сад. Затем до конца жизни она работала в гимназии, в которой училась. Студенты и учителя ее просто обожали. В 1925 году  в нашем доме оказался бывший военный Владимир Черкасов, который влюбился в Арусяк, и все доводы моих братьев о том, что наша сестра неизлечимо больна и он должен отказаться от женитьбы, были напрасны:  Черкасов сильно любил мою сестру.  Он продал свой маленький домик и переехал в наш дом, где они жили в комнате Арусяк. Моя сестра умерла в одиночестве. Моя добрая бедная сестра умерла у меня на руках. Так покинула этот мир  моя последняя сестра, и мы потеряли связь с отцовским домом  в Тифлисе по ул. Бейбутова 37.

Еще у меня был брат Аракел, умерший от тифа в возрасте 15 лет. Похоронен на верхнем кладбище в Шуши.

Моя мама, Мариам Юзбашян (в девичестве Шакарян), родилась в 1860 году. Она была дочерью известного фармацевта Саркиса Шакаряна, у которого был трехэтажный дом в Шуши. Этот дом выделялся из всех домов Шуши своей красотой. Моя бабушка Зари - мама моей матери, жила в доме моего дяди и всегда носила шушинский тараз (национальная одежда). После сожжения Шуши они переехали в Тифлис, а в 1926 году - в Ереван. Моя бабушка умерла в Ереване в возрасте 88 лет. Она  в Шуши изготовляла какие-то лекарства, скорее всего, из хинина. Шушинцы, особенно бедняки, покупали у нее эти лекарства по три копейки за штуку, они были от малярии, простуд и других болезней. Состав держала в секрете.  Я очень любил бегать в дом моей бабушки. В этом доме у меня были сверстники: Гевонд, Саркис, дочери моего дяди - Нина, Забель, Елена. Свадьбу Нины сыграли по всем шушинским законам. А законы были следующие: утром приходили дудукисты и на балконе, выходящем на улицу, исполняли первую мелодию, которая называлась «Плачь». Под эту мелодию невеста прощалась с отчим домом. Днем они вновь приходили и исполняли «Канч» (Приглашение), которым приглашали на свадьбу.  А в доме моего дяди царила суматоха: готовили, мыли, накрывали столы, сновали туда-сюда. А вот и гости, за ними маленький Григор, играющий на таре и играющий на каманче Мирза.  Мой дядя даже пригласил духовой оркестр клуба. К 7 часам вечера молодожены и некоторые гости пошли в церковь на обряд венчания. Всю дорогу они пели.  В Шуши было принято, чтобы юноши шли к церкви с факелами. Когда мы вернулись из церкви, мой дядя выстроил духовой оркестр по всей улице, и музыка звучала по всему городу. Затем стали танцевать вальс, и один из моих братьев, который был специалистом по танцам,  давал инструкции на французском языке, из которых я запомнил: « a gauch», «vic-a-vic». Мужем Нины был доктор Мелкумян. Чем закончился этот брак? В 1915 году у них родился сын Котик Мелкумян. Затем Нина развелась с доктором Мелкумяном и вышла замуж за моего двоюродного брата Кристафора – сына моей тети Ахсапет Баджи. Ахсапет Баджи ненавидела Нину. Когда Кристофер был тяжело болен и уже умирал, бедная Ахсапет Баджи, почти слепая, со слезами на глазах причитала: Бог хочет совершить что-то небогоугодное. Затем Нина переехала в Ереван и вышла замуж за Тиграна Ахумяна. От этого брака родился Семен Ахумян,  который впоследствии стал министром просвещения Армении.

Наша семья

Отец родился в 1845 году. Мать – в 1860. Мама рассказывала, что начальное образование она получила от одной старой шушинки. Не хорошо владела русским языком. В 1876 году мою 16-летнюю маму выдали замуж за моего 31- летнего отца. Мама рассказывала, что до свадьбы не видела отца, только один раз издали она увидела его на их балконе и то, только его лысую голову. За 9 лет мама родила 10 детей. 8 из них родились до 1888 года,  а спустя 7 лет, в 1895 году родилась Арусяк, а затем, еще через 7 лет, в 1902 году родился я. Отцу в это время было 57 лет, а матери- 42 года. Вот имена всех детей моих родителей: Анна, Сара, Аракел, Никита, Ованнес, Симон, Егиш, Исаак, Арусяк, Овсеп (Осик). Мама говорила, что в доме всегда были две колыбели: большая и маленькая. Я безумно любил свою маму. Я бесконечно целовал ее руки, плечи, любил спать рядом с ней, чувствовать ее запах. Взрослые уже покинули дом и остались только Егиш и Арусяк. Моя бедная мама была неверующей, но в церковь ходила. Она обладала чувством юмора, любила подшутить над людьми. После моего рождения она часто говорила: ну, наконец, последний. Все последующие годы она просто цвела. Сохранилось множество фотографий, на которых моя мама в окружении своих детей в нижнем саду.

 (Продолжение следует)

Կայք էջից օգտվելու դեպքում ակտիվ հղումը պարտադիրէ © ARTSAKH TERT. Հեղինակային իրավունքները պաշտպանված են.