[ARM]     [RUS]     [ENG]

ОТ КАРСА ДО … ГОХТАНИКА

Нвард СОГОМОНЯН 

 

Со времени последней моей беседы с этой женщиной прошло достаточно времени, но в моем сознании на первый план выдвигается вовсе не то, что Анаит Даниелян работник сферы культуры, предана своему делу, что проводимым мероприятиям культурно-духовного и художественного плана она старается придать особый колорит, что она наделена изумительной энергией и очевидной организаторской жилкой, а то, что она дочь репрессированного, что ее родители из Западной Армении, а точнее – из Карса. Что ее отец Мкртич и Егишэ Согомонян (Чаренц) были знакомы друг с другом еще с Карса, что в Советской Армении они общались друг с другом, что Чаренц бывал в доме своего земляка, что …

…Эти известные эпизоды, лица и события столь далеки от нашего времени, от наших дней, от нас, от нашей будничной беседы, что я скрываю свои сомнения, дабы не обидеть свою собеседницу, повторно спрашиваю все даты, сравниваю и убеждаюсь… что моя собеседница дочь знакомого и современника Чаренца, удостоившегося одинаковой с ним участи.

Родители Анаит были депортированы в 1915 году, затем они вернулись обратно в Карс, а в 1918 году окончательно переселились и обосновались в Ереване. Дед по материнской линии Саак-ага Саакенц пользовался в Карсе хорошей репутацией, владел большим состоянием, имел караван и караван-сарай. Во время депортации на берегу реки Арпачай турки остановили его, ограбили, подвергли унижениям и издевательствам. “Если хоть один человек из моего рода уцелеет, он расправится с вами”, - бросил им в лицо Саак-ага. Он поплатился за свою смелость: его задушили и бросили в реку. Его семья бросилась в реку, чтобы выжить, а спаслись только 6-7 человек, в том числе, бабушка Анаит и 6-летний дядя, которого устроили в приют, в Гюмри, а в будущем его поиски не увенчались успехом.

Отец Анаит – Мкртич, в 1915 году находился в Германии, учился на юриста, владел 12 языками. Мать – Азгануш, была врачом. В 1937 году после ареста Чаренца семья осознала, что миновать обыска им не удастся. А жили они в квартале, именуемом “Цахи мейдан”. Недалеко от дома протекал ручей, они стали сжигать книги писателя, а пепел выбрасывать в ручей. В шкафу, под клеенкой, случайно остались рукописные листы, которые во время обыска нашли агенты КГБ, и Мкртич был сослан на 10 лет в Сибирь. Из рассказов матери Анаит запомнила, что в ссылке было трое человек с именем Мкртич: отец, Мкртич Армен и еще один.

В 1947-ом после своего возвращения Мкртич должен был жить на расстоянии 100 км от Еревана, так как политзаключенные не имели права жить в столице. Работающий в органах один добрый человек помог, чтобы семья обосновалась в Аштараке, и велел мало общаться с людьми, скрывать свое происхождение. В Аштараке в 1955 году родилась Анаит.

Мкртич, подорвавший свое здоровье в ссылке, умер рано. Конечно же, сегодня нет и матери, а в душе Анаит сохранились лишь тропинки воспоминаний – до самого Карса... Ей кажется, что она родилась там, и если попадет туда, то непременно отыщет дом Саака-аги Саакенца. Мать была еще ребенком, когда их депортировали, но она помнила все и рассказывала, как караван верблюдов въезжал во двор караван-сарая, как Саак-ага пришел домой, а она - маленькая девчушка, налила ему воды для омовения ног.

Возможно, именно эти воспоминания предопределили пути жизни Анаит Даниелян: из Еревана в Аштарак, из Аштарака в Арцах и Кашатаг – в освобожденную часть родины.

Когда в 1988-м началось Карабахское движение, единственной женщиной и беспартийной в составе сформировавшегося в Аштараке оргкомитета была Анаит. Партийности она не признает, так как ей не раз пришлось столкнуться с тем, как люди бывают вынуждены идти против своих принципов. В то время она работала в Аштараке – старшим методистом в райотделе культуры, а параллельно работала в «Армконцерте» конферансье и чтецом. В советские годы она окончила Ташкентский институт культуры.

“Самым ужасным для меня был 1992-й год, - рассказывает Анаит. - Множество смертей, на улицах висели списки с указанием имен, фамилий и возраста – 25, 30, 45 лет. В тот год в Аштараке было множество погибших, один из них был мой одноклассник – Размик, с которым мы сидели за одной партой. Его смерть стала для меня потрясением, и я поклялась продолжить его дело, а как, каким образом, еще не осознавала. Горе было очень большим. В обществе часто склонялись слова “Лачинский гуманитарный коридор”, Карабах, заселение, и я оказалась в кабинете депутата НС РА Алексана Акопяна. Я сказала, что хочу быть полезной тому делу, ради которого пожертвовал своей жизнью мой одноклассник”.

И уже через несколько дней Анаит с семьей отправилась в путь и в полночь доехала до Лачина. Это было в 1994 году, 20 октября.

 На расвете она увидела город – Каменный город из сказки “Арегназан”… Староста одного села предложил ей обосноваться у них, она не согласилась, сказав, что приехала сюда не для того, чтобы заниматься культурной деятельностью, а чтобы сделать гораздо больше, и ее повезли показывать другие деревни. Проехали 25-28 км, мост был взорван, перешли реку Акари, переночевали в одном из сел, а когда рассвело, она поняла, что это именно то, что она искала. Первой семьей, обосновавшейся в селе, была ее семья. Ей удалось поселить здесь еще 5-6 семей. А в сентябре 1995-го она поехала в Аштарак и благодаря личным связям привезла в село бригаду, которая за 10 дней провела свет в их деревню, а затем и в 12 близлежащие населенные пункты. В сентябре она открыла школу для 6 детей, затем была построена типовая школа. В 1997 году в селе торжественно отпраздновали день Вознесения. Затем деревня стала расти и развиваться – до 34 семей, а школа – до 32-34 детей. В 1997 году началось строительство моста, который стал дорогой жизни, и близлежащие села – Газарапат, Гандза, Драхтадзор, Ани получили новое дыхание. Анаит – единственная в районе женщина- староста, дала селу название – Гохтаник.

“В июле 1995 года выпал небывалый град. Чтобы люди не впали в отчаяние и не покинули село, я поехала в Ереван, продала свои золотые изделия и на вырученные деньги приобрела 5 тонн муки, крупы, растительное масло и раздала их сельчанам, - рассказывает Анаит. – Кое-кто счел мой поступок глупым, но я думаю иначе: богатство – это не  содержание кармана, а –  дух. Прошли годы, и сегодня я вступаю в Бердзор с открытым лицом. Я горжусь, что с помощью Бога я смогла внести отчасти свою лепту в дело, за которое мой одноклассник отдал свою жизнь”.

Проработав в должности старосты села 12 лет, Анаит по семейным обстоятельствам переехала в Степанакерт, основала общественную организацию “Армяне мира”. С 2013 года она работает в столичном культурном центре имени Шарля Азнавура: литературные вечера, вечера чествования, поездки в войсковые части, духовные беседы и концертные программы, часть которых вследствие пандемии осталась нереализованной.

“Моя мать говорила: у беженца нет родины. Арцах – мой дом, утраченная моим дедом родина. Благоустраивая Гохтаник, я отомстила за деда – Саака-агу”.