[ARM]     [RUS]     [ENG]

ОТЯЖЕЛЕВШИЙ СНЕГ

Ани МАНГАСАРЯН

Литературная семья Арцаха после 44-дневной войны впервые собралась для обсуждения книги. На столе читателей – книга молодого поэта Сергея Сафаряна (литературный псевдоним – Немрут) под названием “Отяжелевший снег”. 11 мая по инициативе Союза писателей Арцаха состоялась презентация книги.

Есть песни,

которые остаются недопетыми.

Стук копыт коней разносится

по дорогам вместо них. (подстрочник)

 

 -В нашем литературном мире эти строки являют собой нечто новое, я бы сказал, откровенное. Слово Сергея создает пространство вокруг себя, то есть, он не прибегает к помощи избитых слов. Он поэт. Сергею удалось создать свой собственный мир, - подчеркнул в своей вступительной речи председатель Союза писателей Арцаха, поэт Вардан Акопян, добавив, что при составлении книги был проведен довольно жесткий отбор.

-Я должен признаться, что для меня было приятно и интересно редактировать книгу Немрута. Почему? потому что стихи идейно развиты, в них чувствуется живость, в них нет лжепатриотических оттенков. Я считаю, что книга “Отяжелевший снег” созвучна нашему времени”, - отметил старший коллега по перу, редактор книги Норек Гаспарян.

Это единственная страна,

где роддом – это военный комиссариат

…и наоборот. (подстрочник)

 

Прочитав отрывок из книги “ Отяжелевший снег”, доктор филологических наук, профессор, поэт Сократ Ханян сказал: “Среди нас есть еще один поет, который уже нашел свое место в нашей семье. У Немрута своеобразная писательская манера. В современной поэзии создаются новые страницы”.

-Рождение книги “ Отяжелевший снег ” - словно свет в повсюду царящем мраку, несмотря на то, что в ней отражена война и оставленные ею тяжелые последствия, - такое мнение выразила литературовед, кандидат филологических наук, доцент Амалия Григорян. У книги небольшой объем, однако она содержательна, посыл – глубокий, формулировки – уверенные, чувства – пережитые. Автор, оказавшись в эпицентре жестоких событий, слился в единое целое со своей родной землей и не сдается, более того – оставляет за собой право сказать: “Родина, и мне позволь приобщиться к твоему алтарю”.

На презентации книги “ Отяжелевший снег ” выступили также поэтесса Сона Амбарцум, Татев Согомонян и Алиса Багдасарян. В мероприятии приняли участие члены литературной семьи, представитель Арцахского филиала Всеармянского фонда “Айастан” Мишель Танкрез и ценители искусства. 

После презентации книги Сергей Сафарян ответил на вопросы газеты “Азат Арцах”.

-Кто такой Немрут?

 -Трудный вопрос, но попытаюсь ответить. Немрут – человек, который служит слову, строке, для кого блаженство оказаться в таких ситуациях, в которых оказываются исключительно те, кто не признает ни начала и ни конца.

-Почему “ Отяжелевший снег ”?

-Такое название выбрал редактор книги, мой старший коллега по перу Норек Гаспарян. Когда я обратился к нему по поводу редактирования книги, то сказал, что выбор названия оставляю на его усмотрение. Я также поступил во время создания моей предыдущей книги, оставив выбор названия за поэтессой Жанной Бегларян. После редактирования книги Норек Гаспарян, соединив воедино тематику книгу и временной промежуток, остановил свой выбор именно на этом названии. И поверьте, сейчас я не представляю, что могло быть какое-то другое название.

-В рецензии на книгу Н. Гаспарян написал: “Немрут пишет довольно прилично, и самое главное – ему вполне хватает смелости ступать на неизведанные территории, он не боится заблудиться. Тебя не пугает такая оценка?

-У меня просто нет времени, чтобы поддаваться страхам. Человек, преданный перу, должен быть безумным, иногда – непредсказуемым. Мы сейчас живем в такое время, когда почти нет изведанных территорий, и если ты не готов оказаться на этих территориях, то сегодня, завтра и навсегда ты обречен жить без собственных ценностей. Есть такое выражение – “В своем болоте и лягушка поет”.

- В книге место отведено стране и тебе – рядом со страной. Что внушало страх в кровопролитные 44 дня?

-Продолжение. Как в то время, также и сейчас, я думаю, что насколько страшна война, настолько и страшна послевоенная реальность, особенно, когда осознаешь, что это еще не конец.

-Ты занимался творчеством и в дни войны, что удостоился одобрения деятелей искусства. Говорят, в такие дни мысль становится бесплодной, чернила – засыхают…

-Да, я занимался творчеством, поскольку это было моим оружием, и я всего лишь пытался оставаться верным своей миссии. Тяжело писать в дни войны, а еще тяжелее - не писать.

-Как ты относишься к критике?

-Каждый, кто занимается творчеством, должен в первую очередь быть готовым принимать критику. Только нужно уметь отличать здоровую критику от бездарной.

-Всего несколько месяцев назад в Шуши состоялась презентация твоей первой книги “Пространство личности” … ни у кого не было сомнений, что презентация каждой твоей новой книги будет организована именно в этом городе-крепости. Видишь ли ты дорогу назад?

-Несколько месяцев назад в Интернете я прочел одну статью, но не помню автора, там стояла моя фотография, и внизу было написано: “Последний поэт, который провел презентацию своей книги в городе-крепости”. Было тяжело читать эти строки, но при этом мне переполняло чувство гордости. Я верю, что однажды мы действительно найдем дорогу назад.