[ARM]     [RUS]     [ENG]

О ПРОБЛЕМАХ КОЛЛЕКЦИИ МУЗЕЯ АРЦАХСКИХ КОВРОВ ГОРОДА ШУШИ РЕСПУБЛИКИ АРЦАХ И НЕ ТОЛЬКО

Ашхундж ПОГОСЯН

Ковровед, кандидат исторических наук, эксперт Экспертного центра культурных ценностей Министерства культуры РА

А вот я считаю поразительной слепотой то, что Нателла Рустамова заявляет, что «даже в советский период в Армении не было ковроткачества, не было армянских ковров…. А вот иранские, конечно были, но армянское ковроделие - и в нынешней среде обитания этого народа, и в вековых его скитаниях по Востоку – почти не упоминается». Вот так- не больше и не меньше… При этом она где-то согласна с мнением профессора А.Джабраилова, что «судя по арабским и европейским письменным источникам, армяне ткали качественные красивые ковры, однако на сегодняшний день ковроведы  не располагают достаточным количеством сохранившихся оригинальных армянских древних ковров (вроде сельджукских, османских или мамлюкских)». Нателла Рустамова и прочие, при всей дилетантности, хотя бы должны знать, что в Советской Армении существовало всемирно известное производственное объединение «Армгорг»/Haygorg/, на основе которого ныне работает также всемирно известный концерн «Мегерян карпет». А что касается ранних периодов, в частности средневековья, то на самом деле средневековая Армения была одной из наиболее развитых центров ковроткачества и это неоднократно отмечали арабские письменные источники. А для бакинских ковроведов-дилетантов и просто несведущих людей приведем выдержки из труда швейцарского востоковеда Адама Меца:  «Что же касается шерстяных ковров, прежде всего различали персидские, армянские и бухарские», «Однако в ту эпоху выше всего ценили армянские ковры», «Пол и стены дома омеядского халифа ал-Валида были покрыты армянскими коврами. Супруга ар-Рашида восседала на армянском ковре, а ее женщины на армянских подушках». «Хвалили лучшие ковры из области Исфаган за то, что они более всех остальных приближаются к роскошным армянским коврам, правда и сами по себе они тоже вполне удовлетворительны». «Вероятнее всего, причиной высокой оценки армянских ковров, была армянская шерсть, которую ас-Саалиби ставит на первое место, после египетской, но в первую очередь это был знаменитый армянский красный цвет». «На складе ковров в Каире чаще всего расхваливали «красные ковры»». О «малиновых коврах» египетского города Асиута сказано:«они похожи на армянские». «Основным источником, откуда поступал кермез, была Армения, особенно провинция Айрарат, отсюда, его доставляют вплоть до Индии». 

Что касается недостаточного количества старинных ковров армянского происхождения, о которых говорит профессор А.Джабраилов, то придется снова огорчить бакинских ковроведов. На самом деле таких ковров очень много, например, знаменитые ковры «Ерахоран» 1202 г.,  «Гуар»-1680 г., ковер 1731 года, который соткан в монастыре Чарека на северо-западе Арцаха и, конечно, армянские классические вишапагорги, в том числе вишапагорги арцахской подгруппы 16-18-х веков. А еще десятки изображений ковров на армянских миниатюрах 11-16 вв. Но все же, профессор А.Джабраилов выгодно отличается от многих других специалистов по истории восточного ковра - он принимает факты об армянском ковроткачестве в период развитого средневековья. А в чем суть словосочетания «азербайджанский ковер»? Такие ковры вообще не существовали, так как до 1930-го года такой этноним не существовал. Конечно, общеизвестно, что на юго-востоке Кавказа ковроткачеством традиционно занимались таты, лезгины, аварцы, некоторые горные этнические элементы Кубинского района и другие. Там же ковроткачеством традиционно занимались армяне, которые с 6-ого века до 1980-е годы жили во всех ковроткацких центрах вышеназванного региона.

Ковроткачеством занимались курды, разные племена туркменского происхождения- в том числе карапапахцы, таракаминцы, авшары, шахсеванцы и другие. Также известно, что в области ковроткачества в  юго-восточном регионе Кавказа более выгодно отличались таты. Вопросами демографии юго-восточного Кавказа в 1920-е годы занимался знаменитый иранист, профессор Борис Миллер. Б. Миллер отмечает два крупных армяно-татских селения АССР, Кильвар в Кубинском уезде и Матраса в Шемахинском уезде и еще армяно-татское поселение Хачмас, которое не следует смешивать с одноименным селением при железнодорожной станции Хачмас, в котором живут армяне-григориане, говорящие по-тюркски. Эти хачмасцы, по сведениям 1916 г., знали армянский язык плохо, но немного лучше кильварцев, так как не так были оторваны от других армян. «Возможно, после 1918 г. эти хачмасцы разбежались и не вернулись назад». Б. Миллер имеет в виду поход турецких войск летом 1918-го года, когда были уничтожены сотни армянских сел. Кстати Хачмас выделялся искусными мастерами ковроткачества, которые продолжали там развить лучшие традиции армянского коврового искусства, в том числе вишапагоргов. Эти же традиции армянского ковроискусства продолжали шамахинские армяны, в частности ковроткачихи села Керкенч, которые наряду с другими различными коврами соткали ковры «Джраберд».  

Что касается ковроткачества армянского населения выше указанных регионов, то исследователь ковроискусства Закавказья М. Исаев пишет, что на западе от Ахсуинских и Кюрдамирских районов, как центры ковроткачества, выделяется подрайон Карамарянский, включающий в себя главным образом армянские села Кирк, Калагя, Солтанкенд и Уштал, которые в настоящее время /1930-ые гг. А. П./ утратили всякое промышленное значение.

Кроме того, существовал особый тип в группе ковров Карамарянского подрайона, который имел почти квадратную форму. На рынке таких ковров было ограниченное количество, но они очень ценились и были известны под названием эрменихила /то есть армянской орнамент или армянский ковер- А.П./. Но с началом империалистической войны и в последующий период ковроткачество в этом районе почти приостановилось. Тот же автор в северной части Арцаха, как ковроткацкие центры, отметил Восканапат, Веришен, Геташен, Мирзик, Мурут, Эркеч и другие поселения.

Что касается города Шуши, то этот город с середины 19-го века до 1920 года был одним из культурно-экономических центров Южного Кавказа, и, несомненно, в этом огромную роль сыграло армянское население города. К примеру, в течение 1842-1917-х годов в городе Шуши было 171 мастеров - ювелиров, из которых 149 - армяне, а в Баку  из 429 ювелиров – 214 армяне, в Шамахи из 183-142, в Елизаветполе - из 146 ювелиров 101  также были армяне. В Шуши было восемьсот торговых заведений, около 570 различных мастерских, небольших производственных точек, фабрик, цехов. Среди них выделялась ковроткацкая фабрика на 120 рабочих мест, основанная в 1906 – 1907 гг. на общественных началах по инициативе известных в городе дам-благотворительниц. Создание фабрики преследовало гуманную цель: дать работу и средства к существованию женщинам, потерявшим мужей во время армянских погромов и последующих сражений в городе в 1905 году.  Ежегодно на фабрике производилось 400 – 500 высококачественных ковров, большая часть которых шла на экспорт.Кстати, в ковровой фабрике, для окрашивания нитей использовали исключительно натуральные красители. И совершенно  неудивительно, что после 1920-ого года, когда почти все армяне покинули город, согласно наблюдениям А. Пиралова, «город, который был крупным центром ковроткачества, продукция экспортировалась в Западную Европу, особенно в Англию, в 1926 году там  остались 5107 мусульманин, а хозяйство и культурная жизнь пережили глубокий упадок, даже перестали делать тар, кяманчу и саз». И тут снова возникает знакомый вопрос, чем занималось мусульманское население города - кавказские татары, почему процветающий город оказался в таком плачевном состоянии? Но в таком состоянии оказался не только Шуши. Такие же картины в 1920-х годах царили в ковроткацких центрах Шаки, Шамахи, Гёкчай, Агдаш, Закатала. А ведь после ухода армян, в этих регионах остались мусульманские племена, в том числе так называемые «азербайджанцы», которые, как говорит Керимов и его наследники, производили 95% ковровой продукции Кавказа.