[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЛЮБОВЬ... С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА, ИЛИ БОЕВАЯ ПОЗИЦИЯ – ТВОЙ ДОМ

  Нвард СОГОМОНЯН

С четырехдневной апрельской войны минуло шесть лет. Ей посвящена пьеса, прототипами которой являются отважные погибшие в этой войне ребята: Роберт Абаджян, Арменак Урфанян, Кярам Слоян...Степанакертский государственный драматический театр имени В. Папазяна внес в репертуар 2022 г. пьесу “Позиция бессмертных” Эдуарда Зорикяна. Режиссер театра Ваан Хачатрян сказал, что спешат представить спектакль на суд зрителя в апреле. Воспользовавшись своим присутствием на репетиции спектакля, мы побеседовали с одним из вовлеченных в постановку актеров – Давидом КАГРАМАНЯНОМ.

- Давид, расскажите о начале Вашей театральной деятельности.

-В 2005 году я впервые переступил порог Степанакертского драматического театра имени В. Папазяна. Играть на профессиональной сцене я начал, когда еще был школьником, учащимся 6-7 классов. А моя любовь к театру появилась вот откуда: к нам на гастроли приехал Ереванский театр имени Станиславского с двумя  спектаклями: “Разорванная цепь” – действие пьесы разворачивается в конце XX века в Сибири. При перевозке из одной тюрьмы в другую двум арестантам удается совершить побег. Это армянин и азербайджанец, закованные в одни наручники. Герои ненавидят друг друга, но в сложных ситуациях на смену ненависти приходит готовность помочь друг другу. Спектакль был содержательный, с психологическим подтекстом.  Другое представление – “Чудовище на луне”.  Я влюбился в сцену и театр. Тогда моя сестра сказала, что при театре есть студия, и мы можем попробовать свои силы. Вдвоем мы поступили в театральную студию “Астхик”. Потом стали вместе работать в театре, сестра вышла замуж, живет в Российской Федерации. А я по сей день работаю здесь.

- Поговорим о сыгранных тобой ролях.

- В 2007-ом была поставлена пьеса писателя Комитаса Даниеляна ”Мы - наши горы”. Действующими лицами являются три фидаина, несущие боевое дежурство на позиции. Одного из воинов сыграл я. А уже потом, известный режиссер Вагэ Шахвердян поставил в Степанакерте пьесу “Рузан”, где я воплотил образ отрицательного героя Буры Нуина. С этим же спектаклем в Ванадзоре мы участвовали в международном театральном фестивале, где я удостоился приза в номинации “Лучший молодой актер”.  Потом я исполнил главную роль в пьесе французского драматурга  “Крупный выигрыш”, сыграл одну из главных ролей в спектакле “Неразбериха”. Но это не полный перечень...

- Стало быть, мы можем спросить, что значит для тебя театр?

- Моя любовь. Любовь – с первого взгляда.

 - А не было у тебя желания получить образование по специальности?

 - Желание у меня было всегда, тем более, что режиссура театра, а вернее, кино, привлекала меня, но обстоятельства не позволили получить образование. Главное в искусстве – призвание.  Думаю, что высшее образование не является самым определяющим в работе.  Все в жизни взаимосвязано, одно вытекает из другого, ничего случайного не бывает, ты являешься хозяином своей судьбы, обстоятельств.  К примеру, занявшись фотографированием, я почувствовал, как помогают друг другу профессии фотографа и актера.

- Какая профессия для тебя предпочтительнее?

- Трудно сказать. Они обе мне нравятся. Но театр – образ жизни, который войдет в тебя и останется навсегда.

- В последнее время зритель не видит тебя на сцене. Не было ли это “изменой” твоей... любви, твоей влюбленности в театр? Что произошло,  разочаровался, отчаялся или же?..

- Нет, театр я всегда носил в себе, постоянно бывал в театре, занимался административной работой. В трудные периоды я работал над тем, чтобы сделать театр узнаваемым. Расскажу об одном  случае, как-то на улице у меня спросили: разве у нас есть театр? Вопрос этот и оскорбительный, и, в то же время, на все есть свои причины.

Зритель отдалился от театра. Это обусловлено еще и плохими условиями размещения.  До войны и даже после нее шли разговоры о проведении ремонта, реконструкции здания театра, но ... Гостей из-за рубежа всегда интересует национальный театр. Государственный театр должен иметь подобающее здание.

-И все же, ты не сказал, почему оставил сцену.

-Из-за финансовых проблем. Нужно было содержать семью, я нуждался в финансах. Зарплаты в 60 тысяч драмов  не хватало, и я стал заниматься фотографированием, углубляться в эту профессию.

-То есть, заниматься фотографированием было выгоднее?  А как же духовная сторона?

- Любовь к театру оказалась сильнее. Получив предложение перед последней войной сыграть в спектакле по мотивам пьесы Эрминэ Авакян “До рассвета”, я сразу согласился. Сцена дает мне духовную пищу. Со сцены надо многое сказать, особенно, сегодня. А фотографирование  для меня - искусство,  и здесь  мне также предстоит многое сделать. На всем  протяжении 44-дневной войны я фотографировал: разрушения, убежища, боевые действия, передовую... Создалась история войны, потом были фотовыставки в Ереване, в Арцахе. В планах - организовать фотовыставку и за рубежом, если, конечно, ситуация позволит.

-“Глаза войны” – это твое название...

-После взрыва каждого снаряда был сущий ад. Солдат смотрит смерти в глаза. У войны нет законов, она не щадит никого. В моих фотографиях солдат не проиграл, его боевой дух, стремление самоотверженно защитить родную землю передается зрителю. Как на войне вмиг  возмужали 18-летние дети... Война дала повод для размышлений. Мы предали сами себя, причем  давно. Наше единство в 1988-ом потрясло весь мир. Потом мы стали эгоистичными, корыстолюбивыми, разрозненными, неединодушными: межпартийная борьба, чтобы, якобы, построить сильную, процветающую страну, но … произошел раскол. В наших  генах что-то изменилось.

-Но ты же не видел событий 1988-го…

-Да, не видел, я  родился в 1991 году, но наше поколение выросло на героических рассказах о победах того времени. Многие из наших школьных учителей прошли через эту войну и  рассказывали нам. А что произошло потом... отдалились ... от истоков, истории. Очень важно знать свою историю, свои корни, как достаются победы и поражения, чтобы извлекать уроки.

-Давид, давай, вернемся к театру.

- Я и сегодня в театре. Только теперь занимаюсь административной работой. Но когда режиссер Ваан Хачатрян предложил мне роль в пьесе “Позиция бессмертных”, я охотно согласился, особенно потому, что сверхзадача близка сердцу каждого из нас. Позиция – это не только передовая, позиция – твой дом, наша родина. Если ты оставляешь свою позицию, если запираешь двери своего дома и уезжаешь на чужбину, значит, враг вступит в твой дом. Позиция – эта земля, где пролилась кровь, и ты не должен предавать эту землю. В спектакле я играю роль оператора, который приехал из Еревана, чтобы осветить жизнь солдат, но...  грянула война, и оператор стал одним из защитников позиции.

Сегодня наш мир охраняют российские миротворцы, но нашу страну должны защищать мы. Спектакль об этом. А остальное... пусть зритель сам придет и увидит.