[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЦЕНА НЕФТИ

То, что произошло в ночь на 2 апреля в Карабахе на линии азербайджано-карабахского соприкосновения, трудно назвать просто инцидентом.

Инциденты были раньше. Каждый раз, когда нарушался режим прекращения огня, установленный в мае 1994 года. Заканчивались они в зависимости от интенсивности нарушений либо с минимальными жертвами, либо без жертв. Но во всех случаях с указанием в официальных источниках о количестве произведенных выстрелов или произведенных артиллерийских ударов. 

К таким нарушениям режима перемирия, кажется даже, привыкли. Имею в виду армянскую сторону конфликта, ибо азербайджанской стороне и привыкать было ни к чему – в основном напряженнные ситуации создавала именно она, армяне лишь, «адекватно реагируя», платили им той же монетой. 

В этом нисколько не приходится сомневаться по очень простой логике. Именно Армения с Карабахом сразу же согласились на предложенное обеим сторонам конфликта международными посредниками внедрение механизмов отслеживания этих самых нарушений. Азербайджан же, как в детской игре «да и нет не говорите», сумел в очередной раз навесить лапшу на уши посредникам, которым  ничего и не оставалось, как справляться с  ситуацией на линии соприкосновения  по «принципу  неопределенности».  Поэтому, когда довольно часто посредников обвиняют в неумении отличить  черное и белое, или, иными словами, в применении пресловутого паритета каждый раз, когда приходится делать «сдерживающие» заявления, то чисто юридически такое обвинение не может считаться обоснованным. И это срабатывает. Понятно, что в пользу Азербайджана, который продолжает нагнетать напряженность.

Хотя понятно и другое. То, что посредники прекрасно отдают себе отчет в том, кто истинный нарушитель режима прекращения огня, кто тормозит процесс дипломатического решения конфликта, кому вовсе не выгоден именно мирный его исход. Это Азербайджан, и дерзкая по своим масштабам военная провокация 2 апреля с последовавшими за ними, как круги по воде, событиями весьма  наглядно это продемонстрировали. Для этого вовсе не надо выискивать в сообщениях азербайджанских средств массовой информации (по сути – бесстыдно-хамской пропаганды) какие-то ляпы и противоречия, то ли по глупости, то ли по развязной самонадеянности, отмачиваемые бакинскими писаками. Достаточно послушать наглое словоблудие бывшего шлягерного певца, а ныне посла Азербайджана в России, и… не надо внедрять никаких механизмов. 

Так в чем же дело? Чем обусловлено столь неоправданно деликатное отношение к Азербайджану, выхаркивающему в лицо мировому сообществу свои черные мокроты? Какова цена терпеливого смывания их с оголенного чела, или – что хуже – молчаливого обтирания ими словно божьей росой? Ответ довольно прост. Как и давно известен. Цена подобной обходительности – это цена нефти.

Когда она высока на мировом рынке сбыта, то и инциденты заканчиваются инцидентами. Но стоит ей резко упасть, то инцидент перерастает в самую настоящую войну. Что и случилось 2 апреля. 

Но на войне ведь как на войне. Тянуть кота за хвост на войне не принято. Шарахнуть бы по какой-нибудь трубе, по которой нефть течет  к сторонникам обходительности, тогда и цена вопроса – как поступить с Азербайджаном? – перестанет быть ценой нефти. Ну и обходительности придет конец. Что будет  очень даже справедливо. 

Карен ЗАХАРЯН