[ARM]     [RUS]     [ENG]

АХУНДОВСКОЕ ЛИХОЛЕТЬЕ И ПЕРВАЯ ГЕРОИЗАЦИЯ УБИЙЦЫ

Власти Азербайджана применительно к армянам следовали наказу Хрущева "воспитать народ в антирелигиозном духе". Там, где удавалось,  разрушали церкви, хачкары, уникальные памятники армянской архитектуры. Видимо, следовали и установкам Гитлера - "крушение очагов культуры есть форма крушения наций" и "путь уничтожения народов проходит через лишение их прошлого и будущего" - и претворяли их на практике. 
Как и прежде, не потратили ни единой копейки для сохранения памятников. Посещавших церкви и святые места вызывали в партийные органы (всевозможная агентура была везде), проводили так называемую разъяснительную и профилактическую работу.
Бывший начальник областного управления культуры А. Балаян рассказал мне о том, как ему поручили встретить и сопровождать приехавшего в 1961 г. в область через Лачин  Католикоса Всех Армян Вазгена Первого (это была единственная поездка за весь советский период). Естественно, что в Шуши Католикос не мог зайти в церкви Казанчецоц и Агулецоц, превращенные в стойла для овец, в Канач жам, ставший складом дома отдыха (русская церковь, дабы не разозлить Москву, была превращена в дом культуры), и вышел из машины у родника Татевоса…Чувство вселенного в народ страха было столь велико, что никто из присутствующего народа не осмелился даже подойти к Католикосу… Взору Патриарха  предстали черные от гари и копоти  все еще стоявшие остовы зданий армянских кварталов древнего города со следами пожара и резни 23-го марта 1920 г. В Степанакерте Католикос и сопровождавшие его лица разместились в гостинице "Карабах", областное руководство побоялось даже для приличия организовать какой-либо прием… На следующий день Вазген Первый совершил поездку в Гандзасар.  По дороге за машиной Католикоса на удалении 300-400метров следовала милицейская машина со знакомым мне офицером (ныне покойным). Сожалею, что позднее не спросил его о миссии того дня, хотя и так ясно, что она не была связана с обеспечением безопасности - милиция ехала сзади, а не впереди… Особо оговорюсь - несмотря на вышеприведенную политику и всяческие гонения, ни азербайджанским властям, ни их местным приспешникам не удалось вытравить из армян веру в Бога, лишить народ причастности к христианству. 
В начале 1960-х годов по указанию ЦК КП Азербайджана начались новые изыскания в контексте удревнения истории азербайджанского народа, и после неуклюжих и безуспешных попыток предыдущего двадцатилетия обнаружить у азербайджанцев мидийское и маннейское происхождение решили остановиться на албанах. Возглавил это направление Зия Буниятов, занявшийся обычным плагиатом и извращением истории. Хрущев сам пересматривал историю войны, уже принизил роль Сталина и возвеличивал собственную, и поведение историков Азербайджана укладывалось в этот контекст.
В 1968 г. некий Ф. Шушинский выпустил книгу "Шуша", в которой описал якобы историю города, извратил все, что можно было, армянского национального героя Андраника сделал "матерым дашнаком" и т.д. По прошествии нескольких месяцев для успокоения возмущения армян двое азербайджанских историков вынуждены были в газете "Бакинский рабочий" подвергнуть критике этот вольный опус и написать, что "не следует упоминать имена людей,  не имевших отношение к истории города" (намек на Андраника). Между тем, весной 1969 г. в армянском журнале "Гарун" был опубликован материал про Андраника и его телеграмму С. Шаумяну, затем такой же материал появился в журнале "Андес". Хотя мне было 14 лет, благодаря нашей соседке, работавшей в библиотеке обкома партии, я брал эти журналы. О прочитанном приходилось молчать в школе, ибо и без этого мне уже угрожали "написать письмо в КГБ и сообщить, что в такой то школе появился новый националист". Особо объяснили ленинское положение о том, что "в отношении национального меньшинства лучше пересолить, чем недосолить". Между тем армяне Арцаха особо чувствовали свою причастность к армянству, к армянской истории, гордились народными героями, из рук в руки передавали "Зов Карабаха" О. Шираза, радовались успехам ереванского "Арарата", восторгались олимпийскими чемпионами В. Енгибаряном, Г. Шагиняном, А. Азаряном и ставшим в 1963 г. чемпионом мира по шахматам Т.Петросяном. 
Особое внимание  власти Азербайджана по-прежнему уделяли демографической политике, направленной не только на интенсивную азербайджанизацию армянского правобережья Куры и сопредельных с Арцахом районов, но и ползучую азербайджанизацию внутри самой области. В 1962 году по указанию Президиума Верховного Совета Аз. ССР предлагалось произвести переименование некоторых населенных пунктов области под предлогом того, что их наименования "не соответствуют духу нашей эпохи и являются наследием мрачного прошлого, оскорбительным и обидным для жителей этих сел" (!? - В.Г.). В письме заместителя председателя исполкома Нагорно-Карабахского областного Совета  Дж.С.Беглярова от 25 августа 1962 г. (16 июля 1966 г. его родной брат учитель физкультуры Джамал Бегляров в Шуше средь бела дня убьет зоотехника с. Ехцаог сразу после вручения селу Красного знамени за успехи, что, однако, не помешало малограмотному Дж. Беглярову и после этого занимать руководящие должности) предлагалось переименовать ряд сел с исконно армянскими наименованиями (Госархив НКР, Ф.1,О.1, ед.хр.17). Переименование власти Азербайджана так и не произвели ввиду того, что имели четкую информацию об ускоренном исходе армян из своих сел -шовинистическая политика Азербайджана дала свои плоды,  и к концу  1960-х г.г. не осталось армян в Херхане, из армянского Джамиллю внедренный в период Мустафаева азербайджанский элемент вытеснил последних армян (в 1925 г. было 112 душ), позже всех, в 1969 году, покинул армянское село Ходжалу тракторист М.Саркисян.
Без азербайджанизации, из-за послевоенных экономических трудностей и крайне бедственного положения крестьян полностью опустели армянские села Каладарасинского (Бердадзорского) сельсовета - Херхан, Даштаог, Пахлур (в 1925 г. было 215 душ), Схторашен (в1925 г. было 1050душ), Мавас (в 1925 г. было 270 душ), Билбиляк (в 1925 г. было 337 душ), Улубаб (в 1925 г.было 202 души), Караглух (в 1925 г. было 702 души) и  т.д. (в скобках приведены данные протокола номер 3 ЦИК А.О.Н.К., Госархив НКР, Ф.1, О.1, ед.17, св.2, с. 51-59). В армянском селе Тог Гадрутского района значительно и угрожающе увеличилось число азербайджанцев, неподалеку от областного центра интенсивно азербайджанизировалось армянское село Дашбулаг, рядом с райцентром Мартуни разросся Ходжавенд, под видом пастухов во многие армянские села внедрялись азербайджанцы и курды… Хрущевская оттепель завершилась, так и  не добравшись до Карабаха. Для сравнения подчеркну - за период с 1923 г. ни одно из азербайджанских сел, большей частью возникших из кочевья, не опустело, они разрастались и территориально, и по численности населения. Вот вам и триумф ленинской национальной политики в эпоху победившего социализма…    
В сложившихся условиях боровшееся и отстаивавшее свои права армянское население Карабаха собрало под петициями с требованием о воссоединении области с Армянской ССР более 45 тысяч подписей и направило их в ЦК КПСС и Верховный Совет СССР. Движение возглавила группа патриотично настроенной интеллигенции во главе с писателем и историком Б. Улубабяном. 30 сентября первый секретарь ЦК Компартии Армении А. Кочинян направил в союзные органы письмо о необходимости обсуждения "вопросов возвращения Армении Нахичевана и Нагорного Карабаха". Секретариат ЦК КПСС постановил создать республиканские комиссии компартий Армении и Азербайджана для подготовки решения вопроса НКАО. В 1967 г. А.Кочинян обратился к В. Ахундову по вопросу согласования сроков встречи по проблеме Карабаха. Ахундов всячески оттягивал встречу и поехал в Румынию провести отпуск. По сведению Ариса Казиняна, в Констанце Ахундов встретился с турецким послом в Румынии и, естественно, проинформировал турецких братьев о неблагоприятном развитии вопроса Карабаха (А.Казинян. "Полигон "Азербайджан", с.471). Не суть важно,  как - по указке из Турции или по просьбе Ахундова - первый секретарь Татарского обкома партии Ф. Табеев направил в Москву обращение с просьбой создать Татаро-Башкирскую Советскую Социалистическую Республику. В обращении недвусмысленно указывалось на то, что татары и башкиры - такие же национальные объединения, как армяне Армении и Карабаха… Союзное руководство перед страхом раскачки существующих в стране десятков нерешенных национально-территориальных проблем приостановило выработку решения по вопросу Карабаха, однако он все же не был снят с повестки… Поэтому властям Азербайджана нужны были дополнительные, качественно иного рода "аргументы", и вскоре они были представлены.
      В 1960-х годах, как и в прежние времена, азербайджанцами было совершено в Карабахе несколько нашумевших убийств армян… Органы правопорядка неохотно принимались за раскрытие  убийств, в случае же их раскрытия и доведения дела до суда убийцы отделывались небольшим сроком лишения свободы, во всяком случае, наказания не соответствовали тяжести совершенных преступлений. Однако  убийство восьмилетнего мальчика Нельсона, сына агронома из Куропаткино Беника Мовсисяна, совершенное  летом 1966 года, по жестокости
и циничности преступления превзошло все другие. Убийство спланировал и исполнил директор сельской школы азербайджанец Аршад Мамедов вместе со своими родственниками А.Х.Мамедовым и З.С.Мамедовым. После зверского убийства мальчику выкололи глаза и вбили в голову гвозди… Это убийство и связанные с ним последующие события  переполнили чашу терпения армян и стали главным вызовом. 
Аршад Мамедов был сыном известного в 1920-х годах главаря мусаватистской банды Дашдамира, о зверствах которого старожилы припоминали вплоть до 1970-х годов. На счету банды были убийства армянских крестьян, командиров и солдат 11-ой Красной армии, пограничников, за что он был пойман и расстрелян чекистами. С июня 1967 г. в Степанакерте проходил судебный процесс по делу Аршада. Десять дней областной суд под председательством судьи Р.Бабаджанян рассматривал дело, государственное обвинение поддерживал прокурор А.Товмасян, общественным обвинителем выступал Л.М.Агамян. После этого подсудимые выразили недоверие судье и прокурору и потребовали их отвода… Правосудие пошло на поводу убийц(!), и после недельного перерыва дело стала рассматривать выездная коллегия Верховного суда Азербайджана под председательством судьи Розакова (лезгин по национальности). Вынесение приговора состоялось 7 июля 1967 г. не в зале, в котором проходил процесс, где легче было бы обеспечить охрану, а на открытой площадке летнего кинотеатра городского парка (в советской истории послевоенного периода нигде не было подобного). Сегодня Л.Агамян вспоминает, что этого потребовали судья и прокурор из Баку, мотивируя тем, что якобы для "показательности суда должно быть много народу". Приговор был оглашен около 18 часов вечера, Аршада приговорили к 10 годам  лишения свободы, А.Х.Мамедова - к 12 годам, а третьего и вовсе оправдали (В книге В. Кривопускова ошибочно написано о приговорении А.Х.Мамедова к расстрелу). Возмущению присутствующих не было предела, и первым, выломав доску со скамьи, бросился вперед отец убитого мальчика Б.Мовсисян, а вслед за ним родственники и горожане Степанакерта, отбившие преступников у вооруженной автоматами охраны.
Автоматные очереди впервые сотрясли Степанакерт, народ осознанно бросался под пули  и учинил самосуд - банда Аршада сгорела в перевернутой милицейской машине. В  Степанакерт хлынули сотни представителей карательных структур Азербайджана, а потом и Союза… Последовали аресты виновных и невиновных, свыше пятидесяти человек были брошены  за решетку и этапированы в тюрьму КГБ Азербайджана. Их приговорили к длительным срокам лишения свободы. Арестованные подверглись пыткам, истязательствам, электрошоку, воздействию смирительных рубашек и психотропных препаратов, над некоторыми проводились медицинские эксперименты… 
До сих пор самосуд над бандой Аршада считается стихийной народной расправой. Трудно не согласиться с такой оценкой, ибо не было никаких организаторов, однако нельзя игнорировать и тот факт, что к этому нетрудно прогнозируемому поведению армян привела целая серия спланированных КГБ Азербайджана акций. 
(Продолжение. Начало в N 43)
 
(Продолжение следует)