[ARM]     [RUS]     [ENG]

ИЗОБИЛИЕ ИЛИ ПРОКЛЯТИЕ?

Вторая половина 2012 года была отмечена серией публикаций в западных масс-медиа, посвященных «углеводородному (или нефтяному) изобилию». Тема стала обсуждаться, по крайней мере, с августа 2008 года, когда в «Нью-Йорк Таймс» вышла статья «Бум буровых возрождает надежды на природный газ», однако грянувший финансовый кризис отодвинул ее на второй план.  Тем не менее, уже в 2009 году эксплуатация нетрадиционных источников углеводородов, таких, как сланцевый газ, позволила США занять свое место в списке мировых лидеров в области добычи газа. Явление получило название «сланцевой революции» и стало причиной снижения цен на «голубое топливо» не только в США, но и в мире в целом.  Падение цен было таким, что в конце января 2012 года несколько крупнейших газодобывающих компаний объявили о масштабном сокращении производства газа. 
Тем не менее сегодня можно констатировать, что ситуация на рынке углеводородов качественно изменилась. Переломным стал 2011 год, когда доля импортируемой США нефти снизилась до 45%, хотя еще несколько лет назад она составляла более 60%. На этом фоне тема неотвратимо надвигающегося на мир «углеводородного изобилия» вновь стала актуальной. Причем до середины 2012 года публикации были посвящены аспектам проблемы в привязке к экономике США. Авторы статей говорили о том, что запасы углеводородов Америки позволяют уменьшить неприемлемую зависимость США от стран-импортеров нефти. «Существующее положение дел разрушает торговый баланс страны, субсидирует недружественные страны и увеличивает и без того огромный внешний долг» - таков был лейтмотив настроений в экспертном сообществе США в 2009-2011 годы. 
Ситуация изменилось в 2012 году, когда во влиятельном журнале «Foreign Policy» появилась статья Стива Левина с  красноречивым названием «Эра нефтяного изобилия: встречайте победителей и проигравших наступающего века достатка». Повторив доводы в пользу наступающей энергетической независимости США и ссылаясь на мнение шести ведущих аналитиков мозгового треста «New America Foundation», Левин описал  будущее и основных игроков изменяющегося рынка углеводородов. Согласно Левину от ожидаемых изменений выиграют, в первую очередь, США, которые помимо роста ВВП, уменьшения внешнего долга и пр. избавятся от унизительного «преклонения перед деспотичными правителями и феодальными монархами». Выиграют и другие страны, в том числе Китай, Израиль, а также «новые нефтяные государства», такие, как Эфиопия, другие африканские страны, которым энергетический бум предоставляет шанс для экономического развития. Проигравшими в наступающей эре углеводородного изобилия называются скорее не страны, а лидеры, и среди них, например, президент Венесуэлы Уго Чавес, лидер Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, Высший руководитель Ирана Али Хаменеи. Однако ключевым проигравшим объявлен российский президент Владимир Путин. Также в «углу для проигравших» оказываются и страны ОПЕК, которые, по выражению Джона Хоффмейстера - бывшего президента компании «Shell», «не представляют себе, как сильно их ненавидят в мире». 
Очевидно, что представленные в статье Стива Левина результаты анализа продиктованы не столько экономическими, сколько политическими и геополитическими соображениями, когда дружественные страны и лидеры представляются как выигравшие от будущего углеводородного  изобилия, а «плохие парни» теряют свои позиции на международной арене и оказываются на грани хаоса. Согласно авторам новой глобальной  энергетической модели Россия, как геополитический актор, не имеет права на сильную экономику. То, что у нее сегодня есть рычаги влияния на соседей по постсоветскому пространству (в том числе и энергетические) и даже на Западную Европу, является неприемлемым. Как следствие, «сланцевая революция» преподносится как безусловный выход для ЕС, который теперь может избавиться от давления «Газпрома». Такие надежды и планы выглядят не совсем корректными, если вспомнить, что доля сланцевого газа, потребляемого странами ЕС, остается небольшой, и решающую роль играют поставки сжиженного газа из Северной Африки и Катара. И с данной точки зрения события вокруг Мали и история с захватом заложников на газовом комплексе в Алжире, сопровождавшаяся приостановкой поставок газа в Европу, выглядят намного более важными факторами энергетической политики Европы.  
Кроме того, если цены на газ на мировых рынках на самом деле идут вниз, то этого не скажешь о нефти. Для «нейтрализации» данного аргумента применительно к России, как геополитическому актору, западные аналитики обращаются уже к другому аргументу и пресловутому «нефтяному» или «сырьевому»  проклятию. Как пишет старший научный сотрудник Атлантического совета (Atlantic Council) Роберт Мэннинг, сделка «Роснефть»-ВР может «усилить так называемое «нефтяное проклятие» России, укрепив государственный капитализм и ослабив стремление к экономическим реформам». В качестве  политической проекции  «нефтяного проклятия» выступают Путин и так называемые «силовики», которым западное экспертное сообщество пытается противопоставить «реформаторов» в лице Дмитрия Медведева и других либералов.
Литература по «сырьевому проклятию» достаточно многочисленна и выделяет следующие основные экономические проблемы, связанные с обладанием государством избыточными природными богатствами: валюта таких стран укрепляется, что затрудняет экспорт прочих товаров; добыча природных ископаемых не приводит к появлению новых рабочих мест; экономический рост остается неустойчивым из-за колебаний цен на природные ресурсы. Отсутствие инвестиций в другие отрасли экономики приводит к стагнации, а конкуренция за доступ к природным ресурсам со стороны иностранных компаний - к расцвету коррупции. 
 
 
 
Рачья АРЗУМАНЯН
Политолог