Error
  • JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING
  • JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING
  • JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_k2, 1
  • Error loading component: com_content, 1
  • Error loading component: com_content, 1

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ НА ТЕКУЩЕМ ЭТАПЕ

Саудовская Аравия, будучи абсолютной монархией, остается одной из самых жестоких и репрессивных стран в мире, в которой огромную роль играют религия и религиозные деятели. Для понимания того, какие нравы царят в Саудовской Аравии, можно упомянуть факт существования в стране департамента с более чем интересным названием - «Комитет пропаганды добродетели и предотвращения порока», более известный как айя (haia). Задача департамента - обеспечить выполнение требований шариата, для чего он может привлекать силы религиозной полиции  - мутаву (mutawa), подчиняющиеся МВД.  В свое время мир облетела леденящая душу новость о том, как «блюстители нравов» запретили ученицам покидать горящую школу, так как... они были неподобающим образом одеты. 
Саудовская Аравия богата нефтью и, несмотря на все вышесказанное, является стратегическим союзником США, что превращает королевство в критически важное звено американской ближневосточной политики. Политика  страны, в силу государственного устройства, жестко связана с личностным моментом, и новость о кончине наследного принца королевства 76-летнего Найефа бен Абдель Азиза ас-Сауда мгновенно облетела весь мир. Он стал наследником трона в конце октября 2011 года после смерти  старшего брата Султана. Болезнь и госпитализация 87-летнего короля Абдаллы привели к тому, что в последнее время  фактически руководил страной принц Найеф. Принц умер в США, куда прибыл для прохождения медицинского обследования. По данным СМИ, он страдал раком толстой кишки, а также психическим расстройством.
 Известный даже большим консерватизмом, чем король и сводный брат Абдалла, Найеф с 1975 года руководил Министерством внутренних дел - огромной структурой и одним из столпов монархии, а также являлся вторым заместителем премьер-министра Саудовской Аравии. Он неоднократно с неодобрением отзывался о реформах короля, которые считал чересчур либеральными. По мнению аналитиков, принц Найеф был одним из тех, кто настоял на интервенции в соседний Бахрейн, опасаясь, что вспыхнувшее там восстание придаст смелости шиитам Саудовской Аравии.  
Смерть принца создает для монархии серьезные проблемы, в первую очередь, это касается взаимоотношений правящей династии с влиятельной и  мощной религиозной иерархией. Личные связи принца Найефа  с «Комитетом пропаганды добродетели и предотвращения порока» позволяли ему контролировать поведение сил религиозной полиции и сдерживать религиозный фанатизм и крайности, на которые хотели бы пойти религиозные круги. Найеф был сторонником применения политики кнута и пряника по отношению к шейхам, когда жесткое принуждение сочеталось с раздачей ленных земель. Его смерть сделает контроль над религиозными кругами сложной задачей и поставит вопрос, каким образом шейхи будут проецировать свое влияние и власть в будущем. 
Король Абдалла, вероятнее всего, выберет своим преемником 75-летнего принца Салмана, недавно назначенного на пост министра обороны и бывшего до этого губернатором столицы Саудовской Аравии Эр-Рияда.  У принца Салмана хороший послужной список в сфере обороны и разведки, и он известен личными связями с  глобальной элитой.  Тем не менее Салман тоже не вполне здоров, перенес инсульт и вынужден проходить многочисленные медицинские процедуры и обследования. Известно, что он менее консервативен, но проблема в том, что в семье Саудов нет очевидного кандидата ему на смену. Для короля Абдалла и принца Салмана сохранение преемственности монаршей власти станет самой большой проблемой. «Престолонаследие в Саудовской Аравии в предстоящие десятилетия будет сложным и политически неспокойным, кто бы ни пришел к власти», - говорит Пол Салливан, преподаватель экономики вашингтонского Университета национальной обороны. 
Потрясения в семье происходят на фоне Арабкой весны, и Салман становится наследным принцем на фоне растущего недовольства саудовской молодежи. Около 60% населения страны - в возрасте до 30 лет, высок уровень безработицы, особенно среди женщин, когда 78% выпускниц колледжей королевства не работают. Для предотвращения недовольства были увеличены зарплаты и выделено 67 миллиардов долларов на строительство жилья. Также были выделены дополнительные средства военным и религиозным кругам. Таким образом, престарелое руководство Саудовской Аравии вынуждено находить баланс между требованиями перемен и необходимостью придерживаться консервативных идеалов, как это подобает государству, на территории которого находится Мекка - главная святыня Исламского мира.   
Растет напряжение в нефтеносной восточной провинции, значительная часть населения которой составляют шииты. Два человека погибли в ходе демонстрации протеста в городе Катиф. Демонстранты выступали  против ареста известного шиитского религиозного деятеля 53-летнего шейха Нимр Бакер аль-Нимр, известного  своей резкой критикой властей. Во время ареста шейх оказал сопротивление и был ранен в ногу. Демонстранты требуют положить конец дискриминации шиитов и освободить политзаключенных. Королевству удается подавить выступления благодаря антииранской и антишиитской риторике. 
Сказанное выше составляет общий фон, на котором развивается ситуация в Саудовской Аравии. Действительной новостью можно считать состоявшуюся недавно дипломатическую перепалку между Россией и Саудовской Аравией. Российская сторона в  ответ на выпады саудитов касательно российской политики в сирийском вопросе выступила с заявлением. Уполномоченный МИД России по вопросам прав человека Константин Долгов заявил, что его правительство «серьезно обеспокоено» жестоким подавлением выступлений шиитского меньшинства в Саудовской Аравии. Эр-Рияд немедленно отреагировал, выступив с протестом против «возмутительного» вмешательства России во внутренние дела королевства, напомнив Москве о собственных проблемах на Северном Кавказе.
На примере данного инцидента можно явственно увидеть, насколько избирательно и цинично акторы международной арены используют тему «прав человека», которая  становится инструментом для достижения собственных целей. Зачастую страны, призывающие к «гуманитарной интервенции», имеют серьезные  проблемы в области прав человека. Если бы Запад на самом деле был обеспокоен проблемой прав человека, он уделял бы больше внимания  монархиям Персидского залива, которые целиком и полностью зависят от западных гарантий безопасности.  
Происходящее на Ближнем Востоке - это явно не борьба за свободу и демократию, а форма удаленной войны на чужой территории, которая преследует политические и геополитические цели. Такого рода войны довольно часто происходили между СССР и США во времена холодной войны и имели идеологическую составляющую, когда одна сторона конфликта была «капиталистической», а другая - «социалистической». В XXI веке идеология практически отсутствует, и разногласия строятся на базовых экономических,  политических и геополитических интересах. 
Российско-саудовская дипломатическая война интересна не тем, что  может иметь какие-то реальные последствия. Она наглядно показывает, как акторы международной арены руководствуются исключительно соображениями власти и национальных интересов, а не чем-то другим. Армянским государствам необходимо весьма аккуратно и внимательно проводить границу между двумя явлениями - процессами развития гражданского общества, демократии и пр., укрепляющими армянское общество и государственность, и использованием проблемы демократии и прав человека в качестве инструмента политики внешних центров силы, преследующих свои национальные интересы.  
 
 
Рачья АРЗУМАНЯН
Политолог