[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЕГИПЕТ И АРАБСКАЯ ВЕСНА

Победа кандидата от исламистского движения «Братья-мусульмане» Мохаммеда Мурси на президентских выборах подвела черту под сменой лидеров и эпох в Египте. Текущий период, конечно же, уникален, страна за новейшую историю не менялась так быстро, как в эти дни. Сегодня в Египте происходят кардинальные изменения во власти, обществе и государстве, которые дают возможность на его примере оценить механизмы и последствия «арабской весны». 
Для понимания разворачивающихся событий необходимо хотя бы поверхностно ознакомиться с историческим контекстом прихода к власти и правления предыдущего Президента Египта Хосни Мубарака.  На момент принятия президентских полномочий Хосни Мубараком Египет находился в глубоком кризисе. Избранный вторым президентом Египта Анваром Садатом курс, направленный на  разрыв отношений с СССР, подписание мира с Израилем и заключение стратегического союза с США, завел страну в тупик. К началу 80-го года Египет исполнил роль организатора развала арабского союза и особой ценности для США уже не представлял. За неполные 10 лет экономика Египта под финансовым руководством МВФ деградировала, что привело страну к политическому кризису и череде голодных бунтов. Убийство Анвара Садата, полностью дискредитировавшего себя в глазах Арабского мира и своих граждан, поставило жирную точку в жизни и карьере этого политика.  
Вероятно, главным провалом Анвара Садата стал развал неокрепшей системы государственной власти. Мубарак начинал свою президентскую карьеру фактически в осадных условиях, когда целые города и области выходили из-под контроля центральной власти. Регулярно проходили террористические акты исламских фундаменталистов. Главной задачей Мубарака в этих условиях стало восстановление и даже создание заново гражданской администрации. Армия помогла ему прийти к власти, но она не могла помочь удержать ее. Без гражданских структур власти страна могла скатиться к череде гражданских войн и распаду, и говорить о государстве уже не пришлось бы. Необходимо было создать социальную платформу и общественную силу, на которую можно было бы опереться в стратегической перспективе. И Мубарак за тридцать лет преобразований решил эту задачу, превратив Египет в качественно другую страну.
Важнейшим достижением Мубарака стала ликвидация повстанческой и террористической активности исламистских групп. В начале правления президента теракты в Каире проходили регулярно, и сам Мубарак пережил только шесть покушений.  Однако уже к середине 90-х Хосни Мубарак уничтожил подпольную инфраструктуру исламистов. Также следует сказать о создании необходимых административных предпосылок для инвестиций. Страна стала управляемой и предсказуемой, спокойной, что привело к росту капиталовложений, например, в тот же туристический бизнес, следствием чего стал поступательный рост экономики. Казалось, страна устойчиво развивается, и Мубараку оставалось только закрепить достигнутое, осуществив передачу власти. 
Однако события развивались по-другому. Чтобы понять причины «арабской весны» в Египте, необходимо выявить акторов политической арены Египта, постараться понять их мотивацию. К 2011 году политическое пространство Египта представляло собой достаточно устойчивую структуру, в центре которой находилась правящая национально-демократическая партия - главная опора Хосни Мубарака. Партия состояла из различных фракций и течений, что позволяло ей опираться на широкие круги общества.  Хосни Мубарак, будучи военным и ставленником военных кругов, к 2011 году опирался  уже не только на военных. 
Также является ошибкой рассматривать военных как самостоятельную политическую силу. Да, экономически военное сословие было обеспечено и относилось к верхним стратам общества и власти, однако оно не имело собственной политической платформы. Самостоятельность военной элите могла дать только гражданская, политическая надстройка, которой не было. 
С другой стороны, в стране существовали и существуют олигархические группы, которым угрожали дальнейшие политические и экономические реформы, которые Хосни Мубарак планировал начать в 2011 году. О начале реформ президент заявил на ежегодной конференции правящей партии в 2010 году. Также предусматривались масштабные социальные реформы. Реализация реформ нанесла бы сильный удар по олигархии, для которой в складывающихся условиях становились актуальными не экономические вопросы, а вопросы власти. Необходимо было сместить президента любыми способами и любыми методами. 
Второй круг акторов, который был заинтересован в смене президента, составляли высшие военные. Планы Мубарака по коренному пересмотру состава правительства и массовому вводу кадрового резерва, формированием которого занимался сын президента Гамаль, стали явной угрозой потери экономических рычагов и преимуществ. Как следствие, генералитет становился объективным союзником олигархии, заключив с ней альянс, что позволило последней стать главным спонсором египетской революции.
Таким образом, роль исламской оппозиции в ключевых событиях «арабской весны» явно переоценена. «Братья-мусульмане» не имели ресурсов, чтобы организовать социальный взрыв. Роль исламистов стала расти на втором и третьем этапе событий, когда образовался вакуум гражданской власти и последние агрессивно заявили о своих правах на участие в переделе власти, традиционно опираясь на социальные низы. Однако это не исламисты лишили Мубарака возможности управлять ситуацией, заблокировав ключевые объекты государственной и властной инфраструктуры. Были разгромлены элементы системы национальной безопасности, объекты МВД, службы госбезопасности. Причем штурм объектов осуществляли хорошо обученные, вооруженные группы, за которыми уже следовала толпа. Руководство армии и генералитет фактически предали своего президента, они не вмешивались в процесс уничтожения  не только Хосни Мубарака, но египетской власти и государственности, как таковой. Протекающие процессы устраивали США и Запад в целом, который, исходя из своих интересов, принял курс на демонтаж светских авторитарных режимов Ближнего Востока. 
Сказанное выше позволяет утверждать, что ни о какой революции речи быть не может. В Египте имел место государственный переворот, использующий методы  «цветных» революций и специальных операций, плодами которого на наших глазах начинают пользоваться исламисты, которые, судя по всему, договорились  с олигархией. Главной причиной событий была угроза коренного реформирования системы власти, без которой Египет был бы не в состоянии развиваться в прежнем темпе. Однако переворот привел к разрушению действующей политической и общественной инфраструктуры, что привело к образованию вакуума и вполне закономерно взрывному росту влияния исламской оппозиции. 
Однако исламисты не имеют ресурсов и возможностей, чтобы удержать власть. В первую очередь она должна создать более широкую опору в обществе, чтобы использовать представившийся шанс, тем самым превратившись из религиозно-политического движения в реальную политическую силу. Насколько это реализуемо - покажет время. Во всяком случае, с момента инаугурации Мухаммеда Мурси, его активность внутри страны и на внешней арене заставила многих экспертов и политологов пересмотреть мнение о нем, как о безвольном и нерешительном политике. Более того, в арабских СМИ звучат слова о диктаторском стиле нового президента, который намерен вернуть Египту былое влияние на региональной арене. 
Вопрос в том, насколько амбиции египетского президента соответствуют реалиям? Целенаправленное выведение из игры политических оппонентов,  судебные процессы против оппозиционных журналистов и СМИ, появление в эфире египетских национальных телеканалов дикторов в хиджабе неоднозначно воспринимаются египетским обществом и ведут к росту напряженности. Также остается напряженной ситуация на Синайском полуострове.   
Сказанное выше позволяет говорить о том, что сложившаяся система власти стратегически неустойчива. Армии нечего предложить египетскому обществу в социально-экономической области. Ситуация в экономике ухудшается, что приведет к росту социального недовольства, которыми воспользуются радикальные религиозные группы салафитов, опирающиеся на социально и экономически уязвимые низы. Новой власти предстоит нелегкая борьба за сохранение власти, которая может быть выиграна, если удастся создать необходимые социально-экономические предпосылки и опору для новой власти. Другими словами, власти придется вновь пройти по тому пути, по которому уже прошел Египет под руководством Хосни Мубарака. Страна и общество оказались отброшенными на многие десятилетия в своем развитии и вынуждены вновь решать задачи, которые, казалось, были успешно решены. 
 
Рачья АРЗУМАНЯН