[ARM]     [RUS]     [ENG]

ВО ИМЯ МИРА... НЕТ, НАВЕРНОЕ, ВО ИМЯ ВОЙНЫ

Норек ГАСПАРЯН

 Вначале несколько строк из открытого письма соседу-врагу.

Я тысячу раз говорил, оставьте нас в покое, забудьте о нас, при встрече же старайтесь поменять дорогу. Не сделаете этого, вам же хуже будет. Как вы сами говорите, жалко вас. Кстати, скажу, что вы о себе достаточно высокого мнения, по моему глубокому убеждению, лживого. И вообще много говорите, перебарщиваете, слишком высоко ставите своих великих, возвеличиваете, возносите. Стыдно. Где мир, а где вы?...
К примеру, что, если бы вы держали себя прилично, иными словами, были бы чуточку умнее, люди подумали бы, что вы ошиблись, но теперь поумнели и живете себе спокойно, хотя и на отнятых у других территориях. Но вряд ли вам понять обычных вещей. Ген кочевника крепко сидит в вас, не позволит этого. Ген кочевника переживает новый, безумный период всплесков и продолжает предводительствовать вами, управлять, держать в покорности... Какие же вы счастливые. И знаете почему? Потому что вы вне мира. Пустыни и степи всегда были и остаются для вас райскими территориями, вашей колыбелью, вашей, представьте себе, памятью... причем всего в несколько годков. Да, наш односельчанин, дед Артавазд, намного старше вашей памяти... т.е. когда он появился на свет, вас вообще не было, не существовало. Но, видите ли, мне просто жаль вас, не надо из кожи вон лезть, обивать пороги, как говорится, пожалейте себя. Короче говоря, забудьте нас, так будет лучше и для вас, и для нас...

ТЕПЕРЬ Я


С самого начала отмечу, я не признаю словосочетания во имя мира. О мире, только и только о мире должен думать не я один днем и ночью, в воздухе, на суше и в воде. От этого можно устать, это может надоесть, в конце концов, даст о себе знать и вопрос достоинства. Смешно даже, если я буду думать, а сосед мой – нет. Он не признает мира. Мягко говоря, ему это запрещено, мир – не место поселения сильных. И не потому, что наш сосед не знает, как сдержать желание напасть на нас, что шутки сии, мягко говоря, плохи, что мир не дрожит перед нашим соседом. И все же, это от нашей чрезмерной цивилизованности, гуманности, но никогда не слабости. Мы прекрасно знаем и о войне, и о мире, что ничто из них не вечно, что и мир, и война временные явления, что мир всегда мешал нам больше, чем война, что, когда мы воевали по-мужски, ничего не теряли, а теряли, когда был мир... Так что, что бы ни говорили, если нам есть на что жаловаться, то только на мир. Думаю, нет необходимости заново переписывать страницы истории, это бессмысленно, все и так ясно. Еще наш односельчанин дед Артавазд говорил: если хотя бы одну ночь будешь спокойно спать, воры и разбойники ворвутся в твой дом. Еще он говорил, спать должны женщины. Мужчина же если и заснет, то должен спать с открытыми глазами.
Так что, во имя мира надо спать с открытыми глазами, иметь оружие наготове и крепко держать войну за руку, все остальное ложь. Вновь вернусь к деду Артавазду. Когда азербайджанские угонщики скота забыли о месте нахождения села, деду Артавазду пришлось пойти к товарищу председателю и сказать: это больше не повторится, товарищ председатель, я ошибся, по наивности не задумался, что творю, отдайте мне мое ружье...

 

ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО СЛОВ ИЗ ОТКРЫТОГО ПИСЬМА, ИЛИ
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ


Мы до сих пор храним ружье деда Артавазда. Оно сильнее танка, самолета, да и все остальные виды оружия - игрушки рядом с ружьем деда. Одного его выстрела достаточно, чтобы все ваши села опустели за секунду, а вы утонули в море. Что хочу сказать, плохие вы или хорошие, но соседи, жалко вас, кому, как не мне, думать о вас, иначе говоря, вы бессмысленно погибнете, напав на нас...
Надо ли вам это?..