[ARM]     [RUS]     [ENG]

НАШЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ

Нвард АЛЕКСАНЯН

 Я хочу, чтобы наш календарь памятных дат был настолько богатым, чтобы за последними радостными аккордами одного праздника последовали следующие. Т.е. чтобы грусть навсегда покинула наш мир, нашла приют в далеких скрытых пещерах... 

Уже несколько лет мы создаем новое время с нашей независимой государственностью, как человек воссоздает сам себя, когда добровольно присоединяется к делу собственного спасения. Воля не умереть, как мы увидели, побеждает даже после потери всех средств спасения. Когда ты чувствуешь в дыхании твоей страны тяжесть своих корней и потеря родины становится власяницей бича не над кожей, а под кожей, спасение не кажется невозможным, как бы неосуществимым оно ни казалось, а ты – бессильным и невооруженным.
В истории человечества, наверное, очень мало народов, которые начали свою освободительную борьбу без оружия и боеприпасов. Подобно великанам из древних преданий, мы возобладали силой и смогли износить железную обувь и свернуть горы, но не имели возможности дать достойный контрудар вооруженному врагу.
Хотя война так и не отдалилась от нас, постоянное стремление армян к мирному и созидательному труду превратило годы перемирия в период залечивания видимых и невидимых ран войны, приведения в порядок наших домов и границы. Периодические обострения в безумном поведении врага на передней линии поневоле бередят воспоминания кровавых лет войны. Как бы мы ни пытались хотя бы немного уравновесить охватившие нас жестокие мысли, все равно боль видевших войну, рожденная из страшных воспоминаний, тысячу раз превращается в горестную мысль – неужели продолжится адская традиция переживать войну из поколения в поколение?
Мой прадед был солдатом Первой мировой войны, и его воспоминания об Австрии дошли до нас, правнуков.
Отец и два деда были участниками Великой Отечественной войны, старший дядя погиб, и, несмотря на полученную «похоронку», бабушка Айкануш до последнего дня ждала возвращения сына домой. Мы, их дети, пережили горечь Арцахской войны. Не дай Бог, чтобы и подрастающее сегодня поколение оказалось в когтях безжалостной войны. Когда у нас появится поколение, не видевшее войны? Когда придет то время, когда больше не будет проливаться наша кровь на границе?
Сегодня время дало нам исключительную возможность, чтобы мы обрели государственность и армию ценой нашей крови, как бальзам на наши изболевшиеся сердца, но вместе с тем и мудрость держаться подальше от самодовольства и самохвальства и крепнуть. У сильного всегда бессильный виноват, свидетельством тому двойные стандарты мира. В 88-ом мы с замиранием сердца ждали голоса мира, который поддержал бы наше мирное желание жить в нашем доме, но получили в свой адрес гневную критику и каменное равнодушие к проливаемой нами крови, от чего даже смерть возмущалась и жалела нас. Говорят, когда пушки стреляют, музы молчат. В нашей борьбе даже эти слова имели иное звучание, весь народ был армией добровольцев, но невооруженных, а когда победно выстрелило наше оружие, музы, очарованные нашей отвагой, не покинули нас, породив замечательные творения искусства о нашей борьбе.
Наша история полна загадок, невыясненных ситуаций, они хранят тайну, чтобы каждое поколение само ее раскрыло, что в свою очередь будет новой тайной для будущего.
Стало быть, возникший тысячелетия назад армянский народ хранит счастье в измеряемом тысячелетиями времени познания самого себя...
Хотя мы еще далеки от принципа «око за око», «зуб за зуб», надо сказать, что мы преодолели невооруженность 88-го и тревогу стать беженцами на своей родине в годы войны, что сегодня на вражеские танки и пушки, бомбардировщики мы сможем ответить той же силой, что наш меткий контрудар обеспечит нашу непреклонную волю жить в своей стране. В последние годы молчание мира нарушилось от излучаемого нами света, и в поддержку нашей независимости принимаются документы, а на нашей границе каждый день солдаты защищают нашу независимость, и даже героический поступок одного солдата может развеять темный, лишенный государственности и армии период истории, чтобы он впредь никогда не повторился...