[ARM]     [RUS]     [ENG]

ЧЕЛОВЕК И ЗАКЛИНАТЕЛЬ ИСПУГА

Норек ГАСПАРЯН

 Уже несколько дней хотел что-то сказать, но как-то не осмеливался, вернее, думал, что меня не поймут. Но и молчать не по-мужски. Ну, хорошо, не буду затягивать, скажу, что меня волнует. Меня охватила какая-то необъяснимая тревога и мучает с каждым днем все сильнее, с каждым днем все реальнее. Не сказал бы, что это у меня впервые, но годы назад, например, я не уделял этому внимания, зачастую не замечал, потому что был уверен, что что-то действительно изменится, что зло не может долго противостоять доброте и снисходительности, что войны, обвинения, преследования и ошибки временны. Был наивным? Возможно. Ничего не понимал в происходящем в мире? Наверное. Потерял зрение? Возможно. 

Многое, конечно, не изменилось, но сегодня я вижу вещи, которые раньше не видел или не мог видеть, если не сказать, не хотел замечать. Оказывается, цивилизация совсем не изменила человека.
Что и говорить, мы построили красивые города, часто летаем в космос, добраться из одного уголка мира в другой можно за мгновенье ока, превратили степи в сады и цветники, чтобы смягчить боль и не проявлять безразличие, открыли сиротские приюты и дома престарелых, однако в любую минуту готовы все разрушить, притеснить ближнего, вздернуть на виселицу, растоптать тех, кто слабее нас, и посмеяться над тем, что мальчик, спрятавшийся в развалинах своего дома, решил пожаловаться на нас Богу.
Услышав этого мальчика, я и стал бояться. Мой дедушка, никогда не покидавший пределы Арцаха, говорил мне, что человек везде одинаковый, никакого различия. Он бывает и добрым, и злым. Черные - немиролюбивые, желтые – безразличные, белые – воинственные.
Я согласен, чтобы узнать человека, необязательно побывать во всех городах и селах мира, владеть десятками языков, терять и находить, падать и подниматься. Разве не прав был мой дедушка, когда говорил, что имеющегося по ту сторону личного мало, что толпа стала орудием зачастую за рамками разума... по неожиданному приказу грабящая магазины, ломающая и сжигающая автомобили, громящая... Во всех уголках мира тот же почерк, та же логика, тот же обитатель пещеры... Вирус зла распространяется с несказанно большой скоростью, проникает в любой населенный пункт, в любой дом, не делая выбора, без труда... Сопротивление кажется уже невозможно и бессмысленно, женщины вышли на улицы вместе с мужчинами, мужчины волокут женщин, женщины лежат на улицах. Существует ли более омерзительная картина, более унизительная и жалкая?.. Система ценностей не действует, наша сформированная веками защитная система отодвинулась на второй план, женщины царапают полицейских, полицейские бьют по лицу ругающихся стариков, полицейский душит под ногами чернокожего преступника, и последнего возвеличивают на улицах, чуть ли не причисляя его к лику святых...
... Я буду жаловаться на вас Богу...
... потому что сатана повсюду... у нас просто нет права подражать другим, мы обречены на спасение самих себя, мы не выдержим потрясений времени, не выстоим перед ветрами и холодами, приближающимися к нам с чужих берегов. Не скрою, я боюсь как раз вышедших на улицу женщин, мужчин, таскающих женщин, детей, отказывающихся посещать уроки и оскорбляющих учителей, я боюсь преклонения перед иностранщиной и сугубо национального мышления, смелости стоять рядом с Христом... боюсь потерять способность мыслить, заблудиться и не встать на путь истинный, боюсь пустых обещаний и героизации обливающих грязью чистых и делающих святыми грешников..., боюсь не видевших нашей страны, но дающих издалека советы, учащих нас как жить, как любить страну... Я боюсь за мою СТРАНУ, боюсь тех, кто пренебрегает нашим сердцем, АРМЕНИЕЙ... Это мой самый большой страх, усиливающаяся с каждым днем тревога, мое бесконечное терзание...
Как ни странно, во время войны не было такой тревоги, во время войны я был спокойным, уверенным. Она появилась потом, спутав все, настроив родных друг против друга, предав забвению нашу принесенную с войны чистоту, умение разделить один хлеб на двенадцать частей, нашу миссию отдать свою жизнь ради людей...
Когда в детстве я видел плохие сны, плакал во сне и наполнял дом непонятными криками, бабушка повела меня к заклинателю испуга. И эта скрывавшаяся за тысячью лоскутьями старуха за считанные минуты успешно заговорила испуг, мучавший меня несколько лет. После этого я спокойно гулял по темным улицам, азербайджанским кварталам и, самое главное, тихо спал по ночам... Помню, как старуха долго и подробно рассказывала бабушке, что ребенок, то бишь я, испугался собак, набросившихся на него на улице, и он не мог не испугаться.
Интересно, предвидела ли старуха, что тот же самый мальчик, т.е. я, спустя годы начнет бояться людей... И на целом свете не будет ни одного заклинателя... И даже если найдется хоть один, все равно не сможет заговорить мой испуг...