[ARM]     [RUS]     [ENG]

ДЛЯ СТРАНЫ, ИЛИ ПРОСТО ВО ИМЯ РОДИНЫ

Норек ГАСПАРЯН

 В один прекрасный день неожиданно выясняется: кто бы что ни делал, делает это для страны, а мы не знаем. То есть никто не заботится о себе. Вы сажаете дерево в своем саду, делаете это для страны, строите дом для себя - это для страны, это же, когда красите свои ворота, строите забор, убираете грязь у себя во дворе... Пишете книгу, рисуете и лепите, даете концерты за границей ․․․

Можете ли вы представить себе Пикассо или Дали, говорящих такое о себе, или Моне и Ренуара?․․ Люди просто творили, творили, может быть, ради непонятного для многих космического события. Они так жили, и уж точно не думали, что через много лет человек по имени Норек будет восхищаться тем, что они создали, и кричать: «Да здравствует Испания, да здравствует Франция!»... Да здравствует ...Но в одном, я думаю, они были уверены, что их национальность вообще никого не будет интересовать. Их картины, их цвета, их философия украсили Армению, Китай, Словакию, Японию... Хочу сказать, что ДЛЯ СТРАНЫ это что-то другое, необъяснимое, может нематериальное и невидимое. Француз Монтень?? считал, что амбиции - это совсем неплохо, что именно амбиции часто толкают человека на великие дела, даже на героизм. То есть, амбиции - это хорошо. Я принимаю. Я согласен с тем, что если мы уйдем из этой жизни, не будет трагедии, как и не было до нашего рождения. Так что не беспокойтесь, вы можете спокойно уйти, когда придет время. Нравится вам это или нет – СТРАНА решает, СТРАНА проводит границы между индивидуальным и безличным. Именно СТРАНА дает вам возможность реализовать свои идеи, насладиться плодами своих мучений, радоваться перед холстом, ставить камень на камень, почувствовать тяжесть, возложенную на ваши плечи, не потеряться, и на своем пути встретить самого себя... И это нас не удивляет, для нас это нормально, нам кажется, что нас не замечают, не ценят нашу преданность, наши мучения, наше самопожертвование. И мы требуем больше, больше и больше. Честь, любовь, большие звезды, орден, медаль. Потому что в нашем представлении мы уникальны, никто другой, как мы, не смог бы пожертвовать так многим, не был бы так далек от личных удовольствий и от близких ․․. Я думаю, что чего-то действительно не хватает в наших отношениях со СТРАНОЙ. Иначе мы бы не обижались на нее, после мягкого кресла она зачастую не переставала бы существовать, любовь не умирала бы, мы все равно продолжали бы видеть тех, кто живет и страдает рядом с нами. Но СТРАНА прощает нас, всегда, всех, без различия и дискриминации. И знаете почему, потому что она наша родная, наш брат, наш солдат, тот, кто видит и ждет нас повсюду, постоянно скучает по нам.
Мой прадед Мартирос посадил тысячи тутовых деревьев в колхозных садах, чтобы его сын - председатель колхоза мог ходить с высоко поднятой головой, чтобы удивительные истории о деревне достигли других деревень и городов, чтобы и через сто лет деревня могла жить, но этот человек говорил о чем-то, чего я не понимал, он говорил, и за это спасибо, что не помешали, что не запретили мне заниматься моим любимым делом. А все что я сделал – это посадил несколько деревьев.
Я ни на йоту не сомневаюсь, что мой прадед Мартирос сделал столько не только для себя, но и для СТРАНЫ, для сына - председателя, для деревни и еще нерожденных людей, для моей прабабушки... Хотя говорят, что он никогда не принимал большевиков и был совершенно не вдохновлен тем, что его сын стал руководителем, день и ночь на колхозных полях был рядом с тружениками.
- Наш сосед Арутюн, как я ни думаю, сможет удержать лишь свою долю страны, к моей же он не имеет никакого отношения и, если хотите, права. Это относится и ко мне, то есть, и я не должен ему мешать. Смогу ли я построить такую стену, как он, конечно, нет, он тоже не сможет сделать такие окна и двери, как Ерванд, или как Вардан - крыши домов. Хоть убей, не сможет. Как бы эти трое ни старались, ни мучились, дерево, которое они посадили, не принесет плодов, даже если вырастет. И еще: ни я, ни Арутюн, ни Ерванд, ни болтливый Вардан не сможем, как наш президент, ежедневно держать ответ перед сотней людей, пусть даже будет десять человек. Я спрашиваю, на что будут похожи наши слова, кто нам поверит?
Иногда я спрашиваю себя, что я дал СТРАНЕ, чего не могу у нее взять, а требую этого несколько раз в день? Было бы честно, если бы, конечно, хватило смелости сказать -ничего, сказать то, что я сделал, сделал для себя. Не каждый может что-то сделать для СТРАНЫ. Признаемся, такой дар не каждому дан. Только единицы способны на такую самоотверженность и преданность. Можно им только позавидовать...
Хорошо, что вспомнил, однажды на общем собрании хвалили ветерана труда дядю Вардана, рассказывали о совершенных им больших делах и невероятной преданности, не забывая при этом подчеркнуть, что все это дядя Вардан делает во имя Родины. Мужчина не выдержал, без особого приглашения медленно поднялся на сцену и, вы знаете, что он сказал, вы не поверите, но он сказал, люди, это полная ложь, во имя Родины сделала моя жена Манушак, она отдала нашей стране пятерых солдат, а не Вардан, которого вы возвысили до небес. Интересно, вы подумали, как мне оттуда спуститься․․․