Logo
Print this page

Я СЛЫШУ ВАШЕ МОЛЧАНИЕ…

Норек ГАСПАРЯН

Позвольте один наивный вопрос. Вы когда-нибудь пытались услышать чье-то молчание?.. Эту симфонию слова, цвета, звука… которая подобно парению… выше неба… вне времени…

Смотрите, я молчу… я в вашем молчании… но я так хорошо вас слышу… Я не скажу, что мне нравится ваше молчание… И знаете почему, потому что, сказанное мною, останется где-то вдалеке от вас, где-то под деревом, под поручнем какой-то скамейки, на какой-то безлюдной улице… где лошади жуют побеги и листья деревьев, где бродят бездомные собаки и запуганные кошки… где время недееспособно… И я никого не знаю… Где мои близкие, родные люди, обремененные заботой и в то же время заботливые?

Потерял?.. А может еще придут?.. Сколько еще дверей откроются?.. А кто автор?..

Помолчим... а толпа - голая?.. Транспорт - переполненный?..

Никто не сойдет на остановке? Страдание – стена… охотник, который в свои сети ловит каждого…

…Бросающие камни захватили города и села… но некого побить камнями… Под стенами - расстрелянная радость… Вы слышите  тишину?.. Вы заметили, лошади потеряли свободу после ухода хозяина?.. И гордость, и красоту… Молчание лошадей, словно река, течет по дороге сверху вниз… к истоку, к началу…

Не бойся количества людей, идущих на тебя и…

…не убий... потом не сможешь с этим жить… понимаешь?..

Ренуар, это ведь ты сказал, что война однажды закончится, ты сказал это тогда, когда тебя пытались убедить, что рисовать во время войны почти что непонятное занятие, мягко говоря, безумие…

Нет, ты знал, что не закончится, что войны никогда не заканчиваются, и нельзя не рисовать… Ты ошибся?.. Не думаю… В твоем молчании войны было намного больше, она была намного ожесточеннее… ты не испугался…

Сейчас у артиста нет танца, удовлетворяющего публику, а у поэта - стиха… У лидера- страны… Хозяева пера приватизировали войну, боль, утрату… Нет свободного места… везде слабые тела, сжатые в объятиях страданий… скорбь - строго по календарю… Артист оставляет сцену… Актер не может спрятаться даже под тысячью масок… игра-ложь, улыбка – поддельная…

Надежда… самовлюбленная и разукрашенная…

Я давно от нее отказался, без лишних объяснений, сантиментов, просто объяснил, что она мне мешает жить… Хотя иногда и встречается на моем пути, пытается соблазнить, обнять, обещает открыть передо мной врата рая…

Ведь говорят, это было бы смешно, если б не было так грустно, можно было бы не стыдясь рассмеяться до слез…

Ну, хотя бы кто-то полюбил кого-то, хотя бы кто-то… Популистские идеи  резвятся в наших домах. Люди оказались в открытом море… Даже Ноев ковчег – не спасение.

Ум Господа помрачен?

И опять - не убий… Хотя бы возлюби ближнего своего… рев кочевников у ворот страны, смрад дикарей на нежных лепестках альпийской фиалки… утопающие в цветах поля растерзаны…

В наших книгах помимо войны нет ничего другого: депортация, утраты, всеобщая скорбь… С картин на нас глядят многострадальные несчастные люди… А в других далеких краях люди рисовали подсолнухи, цветы на воде, танцовщиц, желтое кафе, стога сена… красивую женщину, красных собак… ваяли поцелуй… жизнь во время войны… вне толпы… Кто прав?... Кто  слаб и немощен? ...Думаю, тут все ясно…

Пока я сам не удалюсь от себя, ничего не увижу и продолжу удивляться, жаловаться на равнодушие мира… не пойму самого себя… не узнаю противника, не увижу друга… Не смогу признать, что нести страну на своих плечах, вовсе не геройство.

Когда я ошибся?.. Сто лет назад, тысячу… пять тысяч…

Когда я отказался от того, что имел, что создал, что завоевал… кто меня сбил с пути?..

…Из трех дорог не выбрал ни одну… до сих пор стою… перед кем и перед чем?.. Скорее всего, перед выбором…

А может я опоздал?.. Или мешаю?.. Не знаю, кому именно… всем… миру… соседу… сам себе… стою на перекрестке и мешаю… Несмотря на то, что кто бы не пришел, я уже давно там стоял… Хочу сказать, все было после меня, а до меня – все равно был я… и это меня сделало непонятным, неприемлемым, чужим…

А Большая вода ничего не изменила, бацилла греха, удобно устроившись в построенном Ноем ковчеге, благополучно прибыла… И вновь первым я показал ей место жительства… И что потом?..

 Шум бушует…

Не ищу места, где смогу причалить свой ковчег…

Призраки прошлых царей преследуют нас, не дают покоя… Клоуны остались одни во дворцах власти… льстивая тишина…

Ну, да ладно. О чем я буду писать, неужто опять мне придется оправдываться за каждую строчку перед толпой, что мы, как всегда, говорим одно и тоже, как всегда наши мысли и идеи ничем не отличаются, и страна у нас общая, и горе, и дождь, снег, солнце… Но я немного, можно сказать, отличаюсь, а если точнее, говорю тоже самое, но…  другими словами. Так было и так будет всегда, потому как, чтобы не делалось, делается во имя народа, потому как все, будь то во сне или наяву, думают о народе, так как никто без народа, к слову, не сможет прожить. И власть принадлежит народу, и страна, и поля, сады, только заботы и страдания никто не хочет отдавать бедному народу… Это просто нельзя, исключается, недопустимо, запрещено…

Как вы думаете, я осмелюсь думать по-другому? Например, сказать, что в первую очередь необходимо найти сам народ, и если посчастливится, обязательно спросить: «Почему вы не пользуетесь Своей властью, товарищи люди, почему не наказываете непокорных, неверующих и лжесвидетелей? Почему вы с такой легкостью сдаете ваши некогда процветающие благоустроенные территории, ваш плодотворный ум, и … Вашего, как сказать, Творца? И опять да здравствует молчание? Так спокойнее? Подальше от бед? Отец  Бог – твой попутчик?».

Ну а если, предположим, немного сойти с ума и сказать: «Вы немного ошибаетесь, и Вы всегда чуть-чуть ошибались…». И что из того?..

Допускаю, что могу даже спросить: «Вы на самом деле верите, что власть – это вы, достопочтенный народ?..».

Да нет, это не мое дело, лучше я пойду и займусь лошадьми, заполонившими улицы. Они не могут жить в неволе…

 

Կայք էջից օգտվելու դեպքում ակտիվ հղումը պարտադիրէ © ARTSAKH TERT. Հեղինակային իրավունքները պաշտպանված են.