Logo
Print this page

МОЙ НОЕВ КОВЧЕГ

Норек  ГАСПАРЯН

Позвольте мне кое-что рассказать, вы можете не поверить, но я сделал свой первый шаг на 800-й день после появления на свет, когда, к примеру, мой брат Овик, которому был год,  уже бегал по двору.

Я не ходил, не ходил и вдруг возле крохотной, нет карликовой мечети, что возле нашего двора, я вдруг спустился с маминых рук и побежал к тете, потом снова прибежал к маме, обнял ее и вновь оказался возле тети. Сразу, на удивление, шустро…

А во дворе мечети, в те же советские годы, мужчины-азербайджанцы, встав в круг, тяжелыми цепями терзали свои собственные уродливые тела - во имя аллаха. На их спинах после каждого удара цепью появлялись кровавые ручейки, и они от этого еще сильнее впадали в экстаз, совершая удары сильнее, кровавее. Они ритмично двигались по кругу, выполняя одинаковые танцевальные движения. А женщины, выйдя из распахнутых дверей мечети, со словами «шахсей-вахсей», беззастенчиво терлись об окровавленные спины мужчин, превращая день в нечто серое, мутное.

А я все бегал и бегал, воодушевляясь своим новым статусом. А мужчины не успокаивались и тяжелые железные цепи более уверенно, более энергично били по их уже давно окровавленным спинам. Казалось, что они танцевали под звуки, придуманной ими же музыки, и окончательно потеряли себя от внимания женщин мечети.

Я смеялся. Мне казалось, что они подпрыгивали, гремели и крутили цепями, чтобы развеселить меня. И когда мама попыталась увести меня домой, я стал противиться, вначале отпустил ее руку, а затем стал капризничать и бить ногами о пол. А когда и это не помогло, то я лег на пыльную каменистую дорогу. Я подумал, что все – мама смирилась с тем, что я останусь здесь и продолжу веселиться, но тут ее пухлая, теплая, нежная ладонь опустилась мне прямо на щеку, точно также, как бабушка Катенька, хлопком сажала тесто на стены тонира.

Я вынужденно оставил этих веселых мужиков и пошел домой, а потом мы поехали в деревню навестить нашу бабушку Катеньку. Когда мы вернулись из деревни, в жизни моей матери произошло нечто  самое удивительное и самое невероятное. Например, я, до недавнего времени, как бы мама правдоподобно не представляла эту историю 50-летней давности, все никак не мог поверить. Мне казалось, что в этой истории есть непроизвольная ложь, что-то выдуманное, иллюзионное, наивное…

 Мечеть эта стояла в центре дороги, ведущей от нашего дома к дому тети, и делила наш квартал на две равные части. Нам было запрещено играть во дворе мечети, это право имели только мусульманские дети. Двор был их владением, их королевством. Одному, просто невозможно было пройти по этой территории. И мы очень часто там вступали в неравный бой с так называемыми истинными хозяевами этой территории, не боясь быть побитыми и окровавленными. И зачастую мы вдвоем или втроем, как собак избивали человек 8-10 и, как правило, после этого убегали.

Естественно, это было позже, а сейчас мне было всего два года и когда мама, держа меня за руку, возвращалась домой от тети, я как будто почувствовал, что начать ходить во дворе мечети для меня более приятно, вроде более легко. Но не это главное в моем рассказе. Мама нащупала в кармане 1 рубль, но проигнорировала мысль, что по возвращении от тети должна была дать милостыню маленькой старушке, которая сидела у дверей мечети, хотя давно сама себе обещала, и тетя постоянно ей напоминала об этом: «Ребенок стал там ходить, - говорила она, - дашь Ханум милостыню» (Ханум- это женщина, которая с утра и до вечера сидела возле мечети).

Но мама, проигнорировав мысль о милостыне, дошла до дому. А я, как будто только этого и ждал, не смог устоять на ногах и сел. Мама попыталась поставить меня на ноги, но они никак не желали исполнять своих прямых обязанностей. Мама вновь попыталась, но тщетно, мои ноги словно состояли только из мяса, а кости, позабыв, оставили в море. До сих пор я помню мамин плачущий голос:

- Ну, встань, пожалуйста, встань, пожалуйста... ну что с тобой случилось? ...Встань на ноги, пожалуйста…

Я тоже очень хотел встать на ноги, как это сделал несколько минут назад, но что-то мне мешало, что-то заставляло меня сесть. Я ничего не понимал, ничего не понимала и моя мать. Только тетя все поняла. Услышав недобрую весть, они мигом примчалась к нам, и, в свою очередь сама сделала несколько попыток поставить меня на ноги:

- То, что ты обещала, отдала Ханум?..

Это была маленькая, бедная, одинокая старушка, почти моего роста. Я в свои 2 года был того же роста, что и она в свои 70-75. Разницы почти не было. Не успела еще тетя договорить, как  мама, не теряя времени,  схватила меня…еще никогда дома нашего квартала с такой скоростью не оставались позади, и никогда еще мечеть не оказывалась так близко… И мама, смущаясь, в то же время со страхом, как бы извиняясь, сунула рубль в карман фартука этой маленькой женщины.

- Ребенок свой первый шаг сделал здесь… , - тихо промолвила она, и эта маленькая женщина удивилась, что мама взяла на руки большого, зрелого, повзрослевшего раньше времени мужчину, то есть меня, и предложила маме поставить меня на землю. А если честно, то я и сам хотел спуститься, двор мечети меня вновь притягивал и я, на удивление, вновь стал ходить, а вернее, бегать, делать круги перед мечетью, смеяться, подпрыгивать. Я как будто что-то нашел, что-то невидимое, неосязаемое, что-то далекое и очень близкое…

Вот такую историю мама рассказывала на протяжении 50 лет, а я никак не мог поверить. Мама твердила, что это правда на все 1000%, а я смеялся…

И так до… заветного дня, до прозрения, до чуда…

Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе… будь всегда рядом и не введи нас в искушение… и как, и как... Отче наш, как 50 лет назад, перед маленькой мечетью... Это Ты спустил меня с рук матери, Ты меня поставил на землю, это Ты сказал: «Иди, малыш», Ты сказал, что это моя территория, твой Ноев ковчег, твое небо…

Слава Тебе, Господи, Слава!..

И ты меня, по прошествии 50 лет, вновь привел к этой маленькой мечети и сказал: «Протяни руку и вытащи хачкар из-под земли… твой ковчег, твою территорию, твое небо, твою старую тайну…

Ну, что сказать? Вот так я на этой планете нашел свой путь - загадочный для тех дней, неизведанный, прямо как в сказке. И самое обидное, что я своим неверием, обижал маму, двор мечети, маленькую старушку, милостыню, считая свои первые шаги  случайным совпадением, вне всякой логике и научного объяснения, что они не имеют ничего общего и никакого отношения к законам Вселенной.

Что касается моей мамы, то она, естественно, загадку моих неожиданных шагов, а точнее чудо, связывала с какими-то небесными силами, и с милостыней, которую она дала старушке… и так до тех пор, пока во дворе мечети не был обнаружен хачкар.

P.S.  Эти исторические события произошли, как вы наверное уже догадались, в городе Шуши.

Կայք էջից օգտվելու դեպքում ակտիվ հղումը պարտադիրէ © ARTSAKH TERT. Հեղինակային իրավունքները պաշտպանված են.