[ARM]     [RUS]     [ENG]

О СЛУГАХ ПЕРА, ШУТАХ, АПЛОДИРУЮЩИХ И ПРОЧЕМ…

Норек ГАСПАРЯН 

Кто-то  пишет, рисует, или ваяет,  потому что… в этом огромном мире он одинок, другой, наоборот… пишет, рисует и ваяет, потому что… не одинок… Он не один в одном маленьком, очень маленьком городке, которого не увидеть ниоткуда …  А другой…просто не выдерживает  боли и … вот, пожалуйста, сколько хотите, наслаждайтесь другим совершенством… очередным покоянием-исповедью …

Корни же иных тянутся и достигают разноцветного моря радости…Ничего не ясно…потому что все необъяснимо ясно…

Вы только не говорите: много одиноких и не одиноких, радостных и грустных. Потому что не все счастливые могут парить, и не все одиноки и не одиноки, и боль, которая не  всех может заставить… сделать его своим толкователем, а также слугой… В каждом рождении жизнь и смерть родственны, неразделимы…

Скука бродит…кочует…совершает набеги…

Я ее никогда не встречал, и у меня даже нет желания встретиться с ней. Она боится меня… Хотя в последнее время конспирировано и замаскировано изредка появляется на моей любимой улице, возле близких мне людей…

И ластится…и ластится…

Улица требует счастливых, возвышающих вещей, которые поднимают настроение, даже интеллигент, учитель…

…Они шли навстречу солнцу… это просто прекрасно… но… проблема в солнце…которое уходит каждый день и приходит каждый день …

Кто-то видел? Подскажите место… Где спасатели?...

И писатель говорит, холодно…черт тебя побери… Никто не может найти свое старое пальто, которое одевал еще его дед…

На улице кувыркалось солнце…Улица задыхалась от жары, улица не может понять… кто виноват?.. И виноват ли кто?..

А действительно, что более разрушительнее – болезнь или агрессия по отношению к себе подобным?..

Все-таки правда - кусачая, злая собака…

И писатель, черт побери, каждый день жертвует собой, каждый день встает у стены, где подобных ему расстреливали во все времена и по приказу всех руководителей…

И писатель не может,  и не имеет права стереть, растоптать истину…

Модная истина… Старомодная истина… А в чем разница?..

Все равно,  а король – то гол, если, конечно, он на самом деле голый… И улица голая, и крестьянин… И писатель… А если все голые, король не может не быть голым… Не голый король – это лживый король… обман…вымысел… Хочу сказать, во все времена, все короли мира, без каких-либо исключений, были  голыми… Никому не удалось спастись.. И всегда находится кто-то, кто представляет публике эту постоянно повторяющуюся трагедию, совершенно не думая о том, что и сам он голый…

Это не миссия писателя. Ему нечего делать в тех местах. Более того, оттуда до сих пор никто не возвращался. Скажу проще: где вход в пропаганду приветствуется, там литературу приговаривают к смертной казни, и искусство вообще. Не буду вдаваться в подробности, почему писатель не проповедник. Но проповедник тоже гол. Пишущий человек видим со всех сторон, он зачастую беспомощен, одинокий и побежденный… и в тоже время опоздавший, постоянно опоздавший…  в области общественного мышления…

Я не смогу написать что-то, что заставило бы толпу хохотать.., или проповедовать ложный патриотизм.., прыгать, кривляться перед толпой, как бы эта толпа ни требовала, ни обвиняла, так сказать, в отступлении от  национальных традиций.

Скрывать нечего, человек, который ложится с пером  и просыпается с пером— явление эгоцентричное. Один идущий на войну, голый среди тысячи, без бронежилета, без оружия, без маски. Он сам себе объявляет войну, приговаривает себя к повешению, ссорится с самим собой, преследует, уходит, обвиняет, но никогда не сдается другим. Его невозможно пленить, мысль о его убийстве вне разума, вне  хода времени и логики.

ОН НЕ ПОДДАЕТСЯ ДРЕССИРОВКЕ.

НЕ СМЕЕТСЯ, КОГДА ПРИКАЗЫВАЮТ.

У него нюх на реки, моря, города, женщин, солдат, боль, страдания, небо. Если быть более честным – он не любит человека, но оплакивает, когда теряет его, он просит Бога о нем. У него есть нюх и на людей, он уверяет, что нюх его не разу не подводил, что нюх – самое искреннее явление на земле… Так что, иногда принюхивайтесь к себе, и если почувствуете присутствие другого запаха, значит вы заблудились, значит вы пришли из других мест, с территорий, принадлежащих другим… время покаяться…

Где мы?.. И куда мы так спешим?.. Ведь все уже сказано… И мир все тот же, и человек… кто-то находит, кто-то теряет…грех вне контроля… Хранители справедливости давно покинули свой пост… Она превратилась в запретный плод, никто не может устоять перед соблазном…Взрослые и дети, женщины и мужчины, рабочий – сельчанин – интеллигент -должностное лицо… всем кажется, что они заняты этим, зачастую без нюха… но самозабвенно.

Кто сказал, что король голый, кто посмел обмануть народ?..  И землю густо окутывают равнодушные времена, времена сантиментов, лживых историй, дешевых од и лести…

Литература становится местом изгнания… она стала домом для всех несостоявшихся, гонимых, брошенных и маргинализированных… и с каждым днем, с каждым часом это место становится теснее, более чужим  и однообразным…  И самое странное, что уходят родившиеся и выросшие там, хочу сказать, истинные хозяева этого места… Хаос…

Город пустеет… Кто вернется первым?.. Кто освободит нас от этого маскарада пустых и бесплодных слов, ложных признаний, обязательных аплодисментов, монументальных скорби  и боли, новых правил  постоянно повторяющейся игры и неопределенного курса?..

Блаженны сильные, которые никогда не покинут свой город, которые  однажды смогут поаплодировать и сказать: все голые, кроме короля… А что от этого изменится? Слово найдет своего хозяина?..

Маскарад поглощает всех… вы слышите крики обреченных?..

Пытались ли вы убрать из написанного войну, скорбь, плач… потери… я пытался, и… в итоге ничего не  осталось…

Но, мне нечего скрывать от вас, я принял решение... и одежда уже готова: я возвращаюсь.