[ARM]     [RUS]     [ENG]

ВОЙ­НА ПО­СЛЕ ВОЙ­НЫ

Сер­гей СА­ФА­РЯН

 Се­мья Ар­но­ди­ка Ала­вер­дя­на – од­на из со­тен се­мей, чьи до­ма во вре­мя вой­ны сго­ре­ли до­тла. 59-лет­ний му­зы­кант, не­смо­т­ря на то, что ему при­дет­ся все на­чи­нать с ну­ля, го­во­рит: -Ис­пы­та­ния при­ду­ма­ны для че­ло­ве­ка, глав­ное – иметь же­ла­ние на­чать все за­но­во, ос­таль­ное – де­ло вре­ме­ни. Эта вой­на по­сле вой­ны, где мы не име­ем пра­ва про­иг­ры­вать. Да, труд­но, но я не от­ча­и­ва­юсь. Дом, где жи­ла се­мья Ар­но­ди­ка, те­перь, по его сло­вам, это ряд стен, ос­ве­жа­ю­щих не­ко­то­рые вос­по­ми­на­ния. -Пред­став­ля­е­те, я не смог спа­с­ти да­же свой му­зы­каль­ный ин­ст­ру­мент –75-лет­ний клар­нет, ко­то­рый по­да­рил мне мой отец. Он го­во­рит, и, ед­ва скры­вая вол­не­ние, про­дол­жа­ет по­ка­зы­вать сре­ди гру­ды раз­ва­лин род­ные угол­ки сво­е­го до­ма. Труд­но смо­т­реть в гла­за че­ло­ве­ку, ко­то­рый стоя у раз­ва­лин род­но­го оча­га, го­во­рит о но­вых пла­нах, ни­чуть не со­мне­ва­ясь, что ему по си­лам на­чать все за­но­во. -Я по­пу­ляр­ный в на­ро­де че­ло­век, как и лю­бо­му му­зы­кан­ту, мне при­хо­ди­лось иг­рать во мно­гих до­мах: свадь­бы, кре­с­ти­ны, я на­чи­нал и за­кан­чи­вал свой день, де­ля ра­дость со сво­и­ми со­оте­че­ст­вен­ни­ка­ми. И зна­е­те, как боль­но сей­час все это ви­деть? Но ког­да лю­ди при­хо­дят и про­тя­ги­ва­ют ру­ку по­мо­щи, твоя ве­ра ук­реп­ля­ет­ся. По­сле этих слов мож­но бы­ло бы не пре­ры­вать мол­ча­ние, ес­ли бы в зад­ней ча­с­ти до­ма не бро­си­лись в гла­за ухо­жен­ные де­ре­вья со сви­сав­ши­ми с вет­вей ос­тат­ка­ми сна­ря­да. Мы оба, не об­мол­вив­шись ни сло­вом, на­пра­ви­лись ту­да. На фо­не раз­ру­шен­но­го до­ма по­след­ние об­раз­цы ко­роль­ков, сви­са­ю­щих с де­ре­ва, вы­зва­ли очень тя­же­лое, и в то же вре­мя обя­зы­ва­ю­щее чув­ст­во, ко­то­рое, про­сти­те, я не мо­гу вы­ра­зить сло­ва­ми. -Это мой рай, каж­дое ут­ро, пе­ред тем как пой­ти на ра­бо­ту, я при­хо­дил в ого­род, мне нра­ви­лось на­слаж­дать­ся уро­жа­ем и бла­га­ми, ко­то­рые я вы­ра­щи­вал сво­и­ми ру­ка­ми, это при­да­ва­ло мне си­лы... не удив­ляй­тесь, но мне все­гда ка­за­лось, что так на­зы­ва­е­мый рай на­чи­на­ет­ся с мо­е­го са­да. Я не смог за­дать ему мно­го во­про­сов: это бы­ло труд­но и для не­го, и для ме­ня. Но мы уш­ли от­ту­да с убеж­де­ни­ем, что по­том, ког­да все уля­жет­ся, ког­да эта не­из­ле­чи­мая боль не­мно­го утих­нет, Ар­но­дик и мно­гие ему по­доб­ные нач­нут вос­ста­нав­ли­вать свой рай и над их до­ма­ми вновь за­ку­рит­ся дым, пе­ре­ме­шан­ный с меч­та­ми… ;