Logo
Print this page

ПРИОРИТЕТОМ БЫЛО СПАСЕНИЕ ЖИЗНИ КАЖДОГО СОЛДАТА

Заринэ МАИЛЯН

Во время  навязанной нам 27 сентября войны  наши медработники боролись за жизнь каждого раненого солдата. В военных условиях медработники Арцаха оперативно реорганизовались, чтобы достойно справиться со своей долей нагрузки. К ним присоединились врачи, фельдшеры, студенты, волонтеры из РА и  из-за рубежа. О работе, проделанной в первые часы  войны и в последующие дни, рассказал в беседе с нами заведующий отделением неотложной медицинской помощи  Республиканского медицинского центра Степанакерта Григорий АРУСТАМЯН.

-26 сентября Республиканская больница работала в своем повседневном ритме. Ранним утром 27 сентября началась война и дежуривший медперсонал стал принимать  первых раненых. Через полтора часа после начала войны уже весь медперсонал без какого-либо распоряжения сверху  был на рабочем месте и готов  к оказанию медпомощи, хотя по имеющемуся  у нас плану гражданской обороны в подобной ситуации  администрация должна была вызвать всех медработников в Центр – для получения инструкций и привлечения к выполнению функций  медпомощи. Конечно, отделение неотложной медпомощи получило от администрации задание приступить к процессу медицинской сортировки раненых. Согласно правилам военной медицины, во время  военных действий и бедствий важное значение имеет сортировка раненых и пострадавших, и именно эта задача, как и требуется, была возложена на отделение неотложной медпомощи.  А так как поток раненых был большой, и ресурсов наших не хватило бы, поэтому по распоряжению администрации к нам были  прикреплены  несколько отделений – ангиографии, гемодиализа, терапевтическое и другие.

-В подобных ситуациях, зачастую возникает крайняя необходимость в узкопрофильных специалистах. Как Вам удалось решить эту задачу?

-Так как по специальности я хирург, поэтому был вынужден поручить вопрос медицинской сортировки раненых другому врачу, чтобы заняться прямым своим делом, то есть операциями. Но очень скоро, буквально  в течение одного дня к нам на помощь подоспели ведущие и высококвалифицированные специалисты из Армении и России, а через два дня  в Арцах приехал врач из Лос-Анжелеса. Будучи хорошо осведомленными о наших возможностях, в подобных условиях нам было гораздо легче ориентироваться, и хотя  все они имели высокую профессиональную подготовку и опыт, тем не менее, все работы координировались нами и подоспевшие нам на помощь медработники руководствовались нашими инструкциями. В  условиях наличия таких специалистов я уже стал заниматься вопросами медицинской сортировки раненых. В отделении неотложной медпомощи выполнялись небольшие оперативные вмешательства - удаление  осколков с конечностей, полостных органов и тому подобное,  так как раненых было много, а спасение жизни каждого солдата – приоритетом. Даже наши старшие коллеги – участники 1-й Арцахской войны, не видели такого количества раненых.

В начале войны у нас  в основном поступали с минно-взрывными и осколочными ранениями, и в таких случаях,  пострадавшему одновременно оказывали помощь несколько медицинских бригад, потому что и время было ограничено, и повреждение каждого органа-системы было угрожающим для жизни. Первые 10 дней наш медперсонал работал без отдыха, и я просил их, чтобы они при каждом удобном случае присели на стул, прилегли на носилки, приняли горизонтальное положение, чтобы дать отдых нижним конечностям. Через десять дней мы поняли, что война будет затяжной и какое количество раненых нам придется принять, поэтому мы вновь провели реорганизацию. А так как к нам на помощь прибыли врачи, в том числе и те, кто переехал в Армению из нашего Центра, многочисленные студенты Ереванского медуниверситета и другие волонтеры, мы установили особый график, согласно которому медперсоналу время от времени предоставлялось время для отдыха. Очень часто я просто  заставлял их отдохнуть, каждому хотелось сделать больше в эти роковые для родины дни на самом высоком уровне выполнять свои обязанности. Мы не имели права болеть, ведь и людские ресурсы исчерпываются, но на нашей передовой, по моему мнению, мы имели значительные успехи. Это не просто слова, а анализ данных: процент смертности в нашем Центре был очень низким. Хотелось бы отметить и вклад бригад скорой помощи, которые прибывали из различных медцентров Армении для перевозки раненых. Вся эта работа выполнялась в три смены.

-Связана ли была  перевозка раненых в лечебные учреждения Армении со степенью повреждений и травм?

-Нам была дана инструкция перевозить всех. Это обусловлено было тем, что поток раненых был большой, мы просто физически не смогли бы разместить их в нашем корпусе, поэтому вынужденно задействовали и новый корпус  роддома, использовали также убежище этого сооружения – для организации дальнейшего лечения пострадавших. В Центре стационарную медпомощь в течение нескольких дней получали только бойцы с легкими ранениями. В целом  работы были организованы в Республиканском медицинском центре, в подвальном этаже нового корпуса роддома и в Детском медобъединении «Аревик». В Горисе также работала координирующая медицинская бригада, определявшая  раненых, которые  подлежали экстренной отправке в Ереван. Это были очень тяжелые дни... К счастью, в отличие от 1-й Арцахской войны, раненых среди гражданского населения было немного, так как многие были эвакуированы, что психологически оказывало позитивное воздействие. Должен отметить, что наши солдаты и в больнице вели себя геройски, так как, имея  тяжелые травмы и многочисленные ранения, они терпели боль, что давало повод для гордости.

-Во время войны среди гражданского населения и военнослужащих стал распространяться  коронавирус. Как в такой тяжелый период Вам удалось преодолеть угрозу пандемии?

-До начала войны ситуация с новым коронавирусом  полностью  была под контролем. Вирусоносители в основном  проходили лечение в нашем Центре. По статистическим данным, до войны от COVID-19 скончался один человек. Вирусоносители исцелялись без осложнений. В первые дни войны больных с коронавирусом перевезли в Шуши, затем в Бердзор и РА. К сожалению, в течение первой недели войны больные с COVID остались вне поля нашего зрения, и потом, соблюдение эпидемических правил в подобной ситуации было почти невозможным. Осознавая, что и это такой же фронт, наша администрация совместно с врачами, средним и младшим медперсоналом терапевтического отделения   организовали  медобслуживание в инфекционной больнице. При легкой форме заболевания люди получали амбулаторное лечение в поликлиническом корпусе Республиканского медицинского центра, а нуждающихся в стационарном лечении переводили в инфекционную больницу. Что касается медперсонала, к сожалению, и среди них были заразившиеся, причем, также  с тяжелой формой заболевания. Но мы не имели права отступать перед вирусом, поэтому заболевшие были  на месте изолированы, затем проходили реабилитационное лечение. Едва оправившись, медработники вновь приступали к выполнению своих обязанностей, на этом участке фронта мы также  преодолели все трудности. 

-Помимо  всего этого обстрелам подверглись и лечебные учреждения: роддом, территория Республиканского медицинского центра, что предполагало выполнение и других задач.

-Да,  наши лечебные учреждения обстреливались, ракеты  попали на прилегающие к Центру территории, в новый корпус роддома. Благодаря предусмотренным в убежище нашего Центра условиям мы сравнительно безопасно и в полном объеме выполняли там нашу работу. Отчасти безопасно было и в отделении неотложной медпомощи, поэтому было принято решение на месте организовать квалифицированную медпомощь раненым. На территории были выполнены маскировочные работы: все окна были заложены мешками с песком, предприняты другие меры по обеспечению безопасности,  предусмотренные правилами гражданской обороны. Пренебрегая чувством страха, ракетными обстрелами, медперсонал добросовестно выполнял свою работу. Проблем с питанием, медикаментами , оборудованием и другими медицинскими принадлежностями не было. К счастью, условия размещения у нас в больнице очень хорошие, за что  мы еще раз хотим поблагодарить наших благотворителей. Мы убедились, что в больнице можно оказывать квалифицированную медпомощь даже в тяжелые, критические моменты.

-Во время войны мы не были подавлены, не сломились, но после подписанного заявления о прекращении огня нам была навязана другая реальность.

-Да, в те тяжелые дни мы не дрогнули, весь медперсонал самозабвенно выполнял свои обязанности по спасению раненых. Невозможно описать словами, как мы встречали и провожали раненых. Помимо хирургических вмешательств мы одевали их, проводили гигиенические мероприятия, кормили. Преданность родине и профессии была на очень высоком уровне. Да, со своим фронтом работ мы справились, но, к сожалению, нас принудили к другой реальности. Но даже в таких обстоятельствах мы продолжаем жить и работать как одна семья. Я, как и многие наши граждане с надеждой жду нового этапа – восстановления утраченной родины. 

 

Կայք էջից օգտվելու դեպքում ակտիվ հղումը պարտադիրէ © ARTSAKH TERT. Հեղինակային իրավունքները պաշտպանված են.