[ARM]     [RUS]     [ENG]

ПО СЛОВАМ АСКЕРОВА, ИХ ОТПРАВИЛИ В НКР ОРГАНЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ АЗЕРБАЙДЖАНА

nkar_1_.jpgПродолжается суд над азербайджанскими диверсантами Дильхамом Аскеровым и Шахбазом Гулиевым. 
Суд заслушал показания свидетелей об обстоятельствах убийства несовершеннолетнего Смбата Цаканяна. Показания дала и мать убитого Каринэ Цаканян. Горе и безысходность в ее глазах  не оставили равнодушным даже обвиняемого Гулиева.
6 ноября завершился допрос свидетелей. Поскольку двое из свидетелей отсутствовали, с согласия  сторон суд зачитал протоколы следствия. Вопросы были заданы и подсудимым. 
Дильхам Аскеров, с 1998 года незаконно переходивший  государственную границу НКР с разными людьми, в том числе с Шахбазом Гулиевым, сказал, что в июне 2014 г. он пересек  границу Карабаха по заданию органов национальной безопасности Азербайджана. Он понял это уже на территории НКР по действиям других членов группы. 
На вопрос судьи А. Тадевосяна, кто такой Шахбаз Гулиев, Аскеров ответил: «Раньше считал близким другом, но теперь думаю, что он прикидывался другом, а за спиной делал свои дела, он был «кагэбэшником». «Выходит, тебя отправила сюда служба национальной безопасности Азербайджана, используя Гасана Гасанова и Шахбаза Гулиева?» - спросил судья. «Да, вначале Гулиев попал в сети Гасанова, потом он  втянул и меня», - ответил Аскеров. «Значит, история с золотом была придумана в Азербайджане?» - спросил судья. «Да, это была ловушка», -  сказал Аскеров. Он добавил также, что после 2007 г. не приезжал  в Карабах и даже не собирался. Что же подтолкнуло его снова  пересечь границу НКР в июне 2014 года? Аскеров рассказал следующее: после нескольких поездок в Кельбаджар им заинтересовались службы национальной безопасности, допрашивали его. Потом он остался без работы и был вынужден заниматься продажей  наркотиков, через короткое время его арестовали. Должен был сесть в тюрьму на 10-15 лет. И вдруг у его знакомого Гасанова появляется «влиятельный человек», который по одному звонку освобождает его от уголовной ответственности. «Он мне не друг и не брат. С какой стати он должен был спасать меня от тюрьмы, если у него не было на то своих причин», - сказал Аскеров. В тюрьму его не посадили, взамен потребовали перейти границу Карабаха вместе с Гасаном Гасановым, он же в качестве спутника взял с собой давнего друга Шахбаза Гулиева, который, как потом выяснилось, был заодно с Гасановым. Его использовали как проводника, хорошо знавшего дорогу, местность. Оружие и боеприпасы им дали работники службы национальной безопасности: именно они привезли  их на машине к границе и передали оружие, уверенно заявил Аскеров. 
На судебном заседании произошел интересный эпизод, который, полагаем, даст Азербайджану повод для размышлений. Когда три несовершеннолетних свидетеля давали показания, рассказывали, как они встретились с Гулиевым, прокурор спросил, было ли у него оружие? Все трое ответили, что на плече висел автомат, а на поясе - пистолет, причем с глушителями. Гулиев признался, что в школе он проходил начальную военную подготовку, участвовал в азербайджано-карабахской войне, но до июня 2014 г., т.е. проникновения в НКР, не знал, что такое  глушитель, а дети в Карабахе хорошо разбираются в автомате. Чтобы убедиться в этом, он даже провел своеобразный «экзамен», спросив несовершеннолетнего Рачью Варданяна, что такое глушитель. Когда мальчик внятно объяснил, Гулиев с восхищением поднял руки вверх.  
В этот же день суд приступил к рассмотрению документов и материалов следствия. 
10 ноября перед началом судебного заседания защитник  прав человека НКР Юрий Айрапетян провел краткую беседу с обвиняемыми.
Суд продолжил изучение имеющихся по делу материалов и документов. Было зачитано, какое оружие, вещи, одежда имелись у обвиняемых в момент задержания. Фотоприложение изучили и обвиняемые. Последние подтвердили, что изъятые у них три автомата и три пистолета с глушителями, гранаты, боеприпасы принадлежат им. По словам Аскерова, оружие им дали работники службы национальной безопасности Азербайджана прямо на границе. Он полагал, что они нужны им для защиты от диких животных. В результате допроса судьи А. Тадевосяна Ш. Гулиев признался, что оружие предназначалось для уничтожения людей по ситуации. В вещевом мешке лежал флаг Азербайджана. По этому поводу Гулиев сказал, что на флаг и гранату в вещмешке он не обратил внимания. Он сказал, что флаг Азербайджана он и Аскеров брали с собой  и в 2005 г., они водрузили его в Шапларе и сфотографировались рядом. На вопрос правопреемника пострадавшего Мехака Цаканяна, может ли он водрузить флаг НКР в родном селе Чардахлу, Аскеров ответил, что он может поехать в Шаумянский район, который полностью был армянским населенным пунктом, а в Чардахлу нет, так как он находится в Шамхорском районе. 
Обвинитель К. Габриелян и судья задали Гулиеву вопросы, касающиеся оружия, использованных патронов и обстоятельств убийства несовершеннолетнего Смбата Цаканяна. Подсудимый повторил показания, данные несколькими днями раньше в суде, согласно которым он отстал от группы на несколько метров, услышал выстрелы, а когда подошел, то увидел мальчика лежащим на земле. Гасанов в этот момент стоял с автоматом на плече, а Аскеров сидел, держа автомат на коленях, дуло было направлено в сторону мальчика. В суде он всегда именно так представляет обстоятельства убийства, хотя в ходе расследования утверждал, что Аскеров ушел с ребенком и вернулся без него. Почему он изменил свои показания? Гулиев сказал, что, когда его задержали, он испугался, что с ним сведут счеты. А теперь, когда он в суде и видит, что на него не оказывается давление, предпочел сказать правду. Конечно, правильнее было бы назвать имя убийцы, но он не может этого сделать, так как боится, что в Азербайджане могут расправиться с его семьей.
Было показано фотоприложение оружия, боеприпасов,  вещей, обнаруженных при личном обыске Аскерова в момент задержания 13 июля. Подсудимый подтвердил, что все это принадлежит ему. 
Затем суд приступил к изучению двух дисков, находившихся в видеокамерах диверсантов. В видеокамере Гасанова был материал о митинге, организованном в Азербайджане оппозиционными силами. На нем крупным планом отсняты лица людей, державших в руках флаги партий. По словам Аскерова, это еще раз доказывает, что Гасанов был работником службы национальной безопасности. 
11 ноября в суде продолжилось изучение материалов, сохранившихся в видеокамерах диверсантов. В одном из видеоматериалов был допрос плененного армянского солдата Акопа Инджигуляна. Материал был изъят из видеокамеры Гасана Гасанова. 
После просмотра видеоматериала обвинитель задал вопрос подсудимым: знаком ли им голос допрашивающего? Аскеров ответил, что похож на голос Гасанова, а Гулиев сказал, что, кажется, это военный. В видеоматериале  Инджигулян рассказывал о насилии, которому он подвергся  со стороны азербайджанских военных. Может ли представитель военного ведомства во вред военной службе провести допрос, спросил прокурор Гулиева, на что последовал ответ «нет». В предыдущих показаниях он говорил, что Гасанов представился как водитель автомобиля богатого человека, оказывающего услуги его семье. Будут ли в видеокамере водителя такие материалы, размещают ли подобный материал в Интернете? Гулиев вновь ответил «нет». А у кого могут быть? Аскеров ответил, что у кагэбэшника.
Затем суд спросил, кто первым познакомился с Гасановым - Аскеров или Гулиев? Здесь возник спор между двумя подсудимыми. Аскеров рассказал, что он жил в населенном  пункте Шамкир, в 400 км от Баку, и лишь 2-3 раза в год бывал в столице. Гулиев же часто общался с Гасановым, брат которого был водителем и по роду своей деятельности общался с Гулиевым. 
Кто не знает Аскерова? Таков был ответ Гулиева. О нем написана книга: как о человеке, часто посещающем Карабах. И эта книга продается в каждом киоске. Потом суд перешел к изучению следующих материалов и места происшествия. Был зачитан протокол об осмотре 32-го участка дороги Варденис - Карвачар, а также местности на дороге Варденис - Карвачар (со стороны Вардениса), где 12 июля было проведено обследование. На месте были обнаружены следы крови, гильзы, другие вещи. Прокурор сказал, что на 32-м участке дороги Варденис - Карвачар  Гасанов убил военнослужащего Саркиса Абрамяна и нанес тяжкие телесные повреждения Карине Давтян. А на местности на дороге Варденис - Карвачар (со стороны Вардениса) при самообороне был уничтожен Гасанов. 
Суд зачитал протокол об осмотре неизвестного трупа в Степанакертском морге. Аскеров и Гулиев сразу ответили, что это Гасанов, а военная форма на нем - похищенная из дома потерпевшего Врежа Балаяна одежда. 
12 ноября суд продолжил изучение документов и материалов. Были представлены протоколы об осмотре  трупов Саркиса Абрамяна и несовершеннолетнего Смбата Цаканяна, которые были убиты диверсионной группой. На вопрос прокурора, чьи это трупы, подсудимые ответили, что того, кого убил Гасанов, и того, кто находился с ними два дня. 
После полудня суд зачитал протокол об опознании. Диск был помещен в ноутбук, и сторонам был показан соответствующий материал. Заданные обвинителем и судьей Гулиеву вопросы касались следственного допроса и противоречия в показаниях, данных им в суде, которые касались обстоятельств убийства Смбата Цаканяна. «В твоих показаниях есть логика, которая отдаляет тебя и Гасанова от присутствия при обстоятельствах убийства мальчика», - сказал председательствующий на судебном заседании А. Тадевосян. 
«Если бы вы шли в направлении Истису, ребенок вам бы не помешал?» - спросил обвинитель. Гулиев дал  утвердительный ответ. «А если вы шли в Кельбаджар, мальчик вам мешал, потому что поблизости был населенный пункт?» Ответ на этот вопрос также был утвердительным. И в этот момент решалась судьба мальчика? Подсудимый и здесь согласился с выводом прокурора. 
Между подсудимыми вновь возник спор из-за обстоятельств убийства. В этот раз Гулиев увереннее сказал, что в убийстве несовершеннолетнего ребенка  подозревает Аскерова. Как и на предыдущих заседаниях, и на этот раз он повторил, что вначале дал ложные показания из-за страха, но, убедившись, что «суд не оказывает на него никакого давления, говорит только правду». 
Некоторые спорные вопросы прояснятся после показа видеоматериала, который суд собирается скоро представить.
Судебное заседание отложено до 17 ноября. 
 
Светлана ХАЧАТРЯН