СКОРАЯ ПОМОЩЬ ДЛЯ ДУШИ

Эвика БАБАЯН

 Мы не всегда замечаем, а иногда отрицаем те последствия войны, которые невидимы глазу. Однако психологические травмы, которые получают люди во время войны, долгие годы могут разрушать их жизнь. И тому доказательство, что в Арцахе после войны стали происходить явления, совершенно неприсущие карабахцам - это, правда пока еще редкие, случаи суицида, частые разборки между собой, частые ДТП, уход из семьи и тому подобное. Что делать? Как можно вернуть людей, если не к прежней жизни, то хотя бы в нормальное ее русло? За советом и разъяснениями по этим и другим вопросам мы обратились к психологу Софии БАБАЯН.

- Как Вы считаете, нашему населению, пережившему все ужасы войны, необходима помощь психолога, или здесь все гораздо серьезнее, нужны психиатр, психотерапевт?

- Вы правильно заметили, что война наложила свой разрушительный отпечаток не только на всю страну, но и на людей, в частности непосредственных участников войны. Знаете, когда бывают землетрясения или цунами со дна океана весь ил поднимается на поверхность. Иными словами, то, что было невидимо, выходит на поверхность. То же и в нашем случае. Все страхи, отрицательные черты характера, которые мы скрывали под маской цивилизации, начали проявляться под воздействием стресса войны. Люди стали вспыльчивыми, несколько грубыми, агрессивными, депрессивными, недоверчивыми…

А то, что происходит с участника военных действий вполне объяснимо. В их присутствии погибли их друзья, с которыми они, возможно, обсуждали перспективу желанной победы несколько минут назад, строили планы на будущее. И в один миг все разрушилось. Психика человека хрупка, часто даже при большом желании не выдерживает таких потрясений. Более того, когда они видят смерть близких друзей, часто чувствуют себя виноватыми, думая, что смогли бы что-то изменить, остановить это, возможно, умереть за них.

В психологии явление, с которым сталкиваются многие из нас, называется ПТСР - посттравматическое стрессовое расстройство. Это еще называют «болезнью страха», потому что она развивается у людей, переживших страшные травмирующие события, или в результате психологической травмы. ПТСР характеризуется рядом психических, поведенческих и физиологических расстройств.  Сопровождается депрессией, страхом, гиперактивностью, агрессией, безответственностью, ухудшением памяти, потерей сознания, равнодушием к родственникам, нечестностью в семье и на работе. Пациентам с ПТСР характерно тяжелое эмоциональное состояние, резкое снижение способности организма к адаптации, способности усваивать информацию, нарушение семейной жизни, социальной и профессиональной деятельности. Они отгораживаются от общества, обычно становятся беспомощными, недееспособными, психически неуравновешенными. У этих людей нарушен сон, им постоянно снятся кошмары, связанные с травматическим событием в прошлом. Так что, как бы мы ни старались всего этого избежать, не получится.

- Не секрет, что большая часть нашего населения не верит, что психолог ему может в чем- то помочь? В каких случаях человек может понять, что ему нужен психолог?

-Каждый человек должен сам для себя решить: обращаться ему к психологу или нет. Наши люди не склонны обращаться за помощью к психологу. Не могу сказать хорошо это или плохо.  Например, на Западе люди очень часто прибегают к помощи психолога. Наши люди, Слава Богу, более устойчивы к стрессу, более закаленные духом.

Если человек не доверяет и не верит, что специалист сможет помочь ему выйти их тяжелого душевного состояния, думаю, мы не сможем убедить его в обратном. Ментальное, в отличие от физического, более «произвольно» по своей природе: человек должен доверять, верить, иначе ничего не поможет. Однако, если у человека наблюдаются серьезные соматические симптомы, такие как резкие колебания артериального давления, головные боли, беспокойство желудочно-кишечного тракта, боль в груди и т.д.,  то он  должен обратиться и к терапевту, и к психотерапевту,  потому как самостоятельно не легко  выйти из такого состояния.

Если они не хотят обращаться к психологу, могут поговорить о своих страхах и тревогах с родственниками или друзьями, которым они доверяют и у которых достаточно мудрости. Вера также может помочь человеку в стрессовых ситуациях. Он может рассказать о своих чувствах священнослужителю, поучаствовать в таинствах. А вообще, определенные изменения в поведении человека, находящегося в посттравматическом стрессе, естественны и, как правило, они не положительные. Члены семьи и общество несут ответственность за них, и должны с состраданием относиться к любым неблагоприятным изменениям в их поведении, особенно к участникам боевых действий.

- В нашем обществе сегодня наблюдаются два явления, которые совершенно противоположны друг другу: первое, люди замкнулись в себе, перестали даже улыбаться и не надеются ни на что хорошее, и второе, некоторых людей охватило какое-то безудержное веселие на фоне всеобщего горя… Как Вы это прокомментируете?

-Да, в наши дни самое циничное явление – это выражать свою радость в присутствии скорбящего человека. Конечно, мы должны быть на стороне горюющих, ободрять их, помогать, рассказывая о вечности, постараться вернуть им радость и покой. Но продолжать жить роскошной жизнью в присутствии страдающих людей с холодным равнодушием, все равно, что сыпать соль на рану. Это бесчеловечно, это не по - христиански.

- Ваш совет, как специалиста, нашему населению.

- Армянский народ, пережив многовековые страдания, приобрел своего рода генетическую мудрость и определенный психологический иммунитет.  Если каждый будет помнить историю своего народа и предательства нации, священные цели и борьбу наших отцов, героические подвиги, даже если он не сможет им подражать, по крайней мере, хотя бы такими воспоминаниями сможет справиться с трудными ситуациями, иметь видение желаемого будущего, добрыми советами помочь обездоленным  нашим соотечественникам.