[ARM]     [RUS]     [ENG]

Северный Арцах (1988-1992): САМООБОРОНА

 

1989 год. Лето. 26 июля внеочередная сессия Шаумяновского районного Совета народных депутатов приняла историческое решение о воссоединении с Нагорно-Карабахской автономной областью. Некоторое время спустя пленум Шаумяновского райкома партии освободил Рудольфа Мирзоева от занимаемой должности, первым секретарем райкома партии назначил Владимира Агаджаняна.

Несколько дней спустя в кабинете Агаджаняна прозвенел телефонный звонок:

- В Верховном совете Азербайджана обсуждается принятое вами решение. Мы приглашаем Вас принять участие. (Это была председатель Верховного совета Азербайджана Эльмира Кафарова. Она также добавила, что они гарантируют безопасность Агаджаняна).

Народ советовал не ехать: это заговор, они убьют Агаджаняна… А Агаджанян думал, что это хороший повод лично представить мнение населения района, а потом во время обсуждения он выяснит, что они думают по поводу вопроса. И, наконец, если он не поедет, они подумают, что он боится.

Баку. Заседание президиума Верховного совета Азербайджана.

В зале было 30-35 человек, единственный армянин – Агаджанян.

Кто-то с трибуны читал решение Шаумяновского районного Совета народных депутатов от 26 июля 1989 года, которые “ходатайствовали перед Верховным советом Азр. ССР об обсуждении вопроса включения Шаумяновского района Азр. ССР в состав Нагорно-Карабахской автономной области Азр. ССР”.

6-7 членов президиума Верховного совета выступили сдержанно, но полные ненависти. Присущая советским временам дисциплина, хоть формально, но все еще была.

- Вы насаждаете межнациональную вражду, настраиваете один народ против другого…

- Как Вам не стыдно, являясь председателем исполкома, подписались под таким решением…

- Молодой человек, Вам должно быть стыдно. Мы даем вам хлеб, обеспечиваем средствами к существованию, а вы?..

- Неблагодарные, - звучало из зала.

Агаджанян обдумывал основные тезисы своего выступления: ведь один из побудительных причин его участия в заседании было то, чтобы его выступление было зафиксировано, чтобы их требование дошло до Москвы, Кремля и таким способом.

Он выступил со своего места. Он говорил о том, что решение – это желание, воля народа. Что районных депутатов избрал народ, поэтому они проголосовали в пользу решения…

- А ты, молодой человек, ты также проголосовал? – спросила Эльмира Кафарова.

- Да. Проголосовал,- прозвучал ответ.

- Все ясно. Нам не нужен такой руководитель района,- заключила Кафарова.

После заседания Агаджаняна пригласил в свой кабинет второй секретарь ЦК компартии Азербайджана Виктор Поляничко. Сначала он говорил так, словно они старые знакомые, затем пытался убедить, чтобы написал заявление, оставил должность по собственному желанию. Даже пообещал в Москве “теплое местечко”… и квартиру…

Агаджанян понял, что его выдворяют из района, что таким образом обезглавливают Движение.

Агаджанян: - Народ меня избрал…

Поляничко: - Этот вопрос не решится…

Агаджанян: - Народ доверился мне…

Поляничко: - Вы причиняете вред вашему народу. Поймите, вы живете на территории Азербайджана…

Агаджанян: - Я не могу уходить…

Поляничко: - Все требования населения будут выполнены – социальные, экономические, культурные… Вы должны подчиниться Конституции Азербайджана.

Агаджанян: - Конституция дает нам право…самоопределяться…

Поляничко: - Ты больше не можешь оставаться в Шаумяновске.

 

***

 

1989 год. 12 января. Согласно решению Верховного совета СССР в Нагорно-Карабахской автономной области был создан Комитет особого управления. Это был единственный способ спасения армян автономной области, а руководитель Комитета Аркадий Вольский и члены комитета принимали идею национального самоопределения.  

Осень 1989 года.

Обстановка в Шаумяновском районе была относительно спокойной. Разрабатывались планы по обеспечению самостоятельной жизнедеятельности, экономической независимости. Производство зерновых культур возможно было довести до 5000 тонн, что полноценно обеспечивало бы нужды населения. Населению были выделены плодородные, орошаемые земельные угодия, чтобы заниматься земледелием. Район переходил к управлению внутренними ресурсами и финансами. Предоставление помощи из Армении организовалось земляческим союзом “Берд”. Бесперебойно действовала дорога Шаумяновск-Талиш.

Руководство Азербайджана делало попытки убедить шаумяновцев отказаться от избранного пути. Второй секретарь ЦК компартии Азербайджана Виктор Поляничко два раза посетил район, пытался убедить руководство, что Баку настроен дружески, что необходимо восстановить разорванные экономические связи, даже попытался устроить встречу между Агаджаняном и Везировом. “Наше решение окончательное”, - руководство всегда давало такой ответ.

В течение всей осени шла мирная политическая борьба. Район отказывался принимать продовольствие из Азербайджана. С сентября 1989 года все экономические связи с Азербайджаном были разорваны. В этот период у людей даже появилась надежда, что в условиях горбачевской демократии будет возможно решить Карабахский вопрос мирным путем.

Район укреплял экономику. Ремонтировалась дорога Манашид – Геташен, чтобы действовала во все времена года. Строился мост через Бланухское ущелье. В этот период не было нападений, инцидентов, но обе стороны готовились…к войне. Одна сторона – к национально-освободительной войне, другая сторона – к подавлению, уничтожению, деарменизации Арцаха.

В Шаумяновском районе начали формироваться первые отряды. Командиром сил самообороны был председатель райисполкома Шаген Мегрян, начальником военного штаба - Сергей Чалян (майор советской армии, который возвратился в район по приглашению Шагена Мегряна), заместителем командира по военной части – Акоп Хидирян из села Неркин Шен (поселок Шаумяновск), заместителем по экономическим вопросам – Шаген Овасапян из Гюлистана (начальник автотранспортного предприятия), начальником артиллерии – Днеприк Багдасарян, вопросами снабжения оружием занимался Борик Бабаджанян вместе с Грачиком Аваняном и Алешей Иваняном. Командиром боевого отряда села Верин Шен был Самсон Мариамян, по причине болезни его сменил Новик Гюлумян, командиром ополчения – Аарон Шелунц, отряда поселка Шаумяновск – Акоп Хидирян, затем Вардан Мкртумян. Командиром ополчения был Аваг Велян, в Бузлухе – Гамлет Степанян. Общее руководство взял на себя Гегам Мурадян. Обороной села Мнашен руководил Хачик Саакян, села Еркедж – Ваник Лалаян, после его гибели – Камо Ованнисян, а когда погиб последний – Юра Саркисян, села Хырхапор – Вагиф Геворгян, села Гахтут – Рудик Егян, села Манасин Шен – Вардан Малхасян. Последние три отряда входили в состав Карачинарского батальона.

 

В Гюлистане обороной руководил Погос Мегрян (младший брат Шагена). Ополчением руководил Рашид Сейранян. (По книге «Шаген» Седрака Нанагуляна, Ереван, 1993 год).

Кабинет председателя райкома партии Владимира Агаджаняна. Собрались руководители района, райцентра, сел, активисты. Отряды, ополчение были сформированы, все мужчины были вовлечены в круглосуточное дежурство по всей линии границы района. Землеустроитель Владимир Шелунц и архитектор Ованнес Хидирян представили карту самообороны района, на которой были указаны все главные точки обороны. У каждого села была своя отдельная карта. Директоры совхозов и председатели колхозов при необходимости должны были обеспечить автотранспортом.

Структура сил обороны была создана по примеру советской армии.

- Мы находимся на главной дороге. Если нападут, будет трудно обороняться, - высказался директор совхоза села Карачинар Давид Аванян. – Нет лесов и гор, местность равнинная, мы находимся близко к границе…

- Сколько у нас оружия и боеприпасов? - спросил Шаген Мегрян.

- 35-40 охотничьих ружей.

- Мы займемся вопросом вооружения, а так как расположение Гюлистана удобное (на протяжении тысячелетий нога чужака не вступала на эту землю), гюлистанцы также будут нести дежурство на этом рубеже. (Мегрян уже пользовался авторитетом).

- В селе Бузлух 300 жителей, в селе Манашид – 220, молодых парней мало. (Высказался председатель села Манашид Беник Варданян).

- Так как Верин Шен находится близко от райцентра и не является приграничным, из отрядов будут нести дежурство на направлении Бузлух-Манашид. (Решил Мегрян).

 

***

 

На следующий день Агаджанян, Мегрян, Валерий Багян, Давид Аванян несли дежурство на постах. Была уже полночь, когда они добрались до Карачинара. Село располагалось между селами Неркин Шен (поселок Шаумяновск) и Талиш. Близ села Карачинар находилось населенное азербайджанцами село Шефег. Два села разделяла 5-километровая дорога. В Карачинаре было 600 хозяйств, 2191 жителя, в Шефеге – 200 хозяйств, 664 жителя, в Гахгуте – 115 хозяйств, 405 жителей, в Манасин Шене – 250 хозяйств, 889 жителей. Численность отряда села Карачинар составляла 114 человек, командиром отряда был Коля Петросян. Села Гахгут и Манасин Шен были флангами Карачинара. По периметру границ трех сел были установлены 16 постов, каждый на расстоянии 150 метров друг от друга. Так как рельеф сел Карачинар и Шефег был равнинный, население обоих сел опасалось приблизиться друг к другу и воевать лицом к лицу. В Карачинаре каждый дом имел свой блиндаж. Житель Карачинара Камо Арутюнян был молод, полон энергии, он помогал Монте Мелконяну строить окопы и блиндажи в этих селах. Те, которые были построены ранее, не были пригодны, чтобы укрыться в них. Монте перестраивал их и объяснял, почему нужно делать так, а не иначе.

Приехавшие один за другим проверяли состояние окопов. В каждом окопе дежурили 5-6 человек. В 100 метрах от одного из окопов находились женщины, они сидели у костра, у них были лопата, вилы, топор, нож, у кого имелось холодное оружие, приносил с собой.

- Почему вы не идете домой? Ребята охраняют, – сказал Мегрян.

- Мы не смогли отправить их домой. С гордостью ответили мужчины.

- В чем вы нуждаетесь?

- Не хватает только оружия. Того, что есть, мало…

 

Нвард СОГОМОНЯН