[ARM]     [RUS]     [ENG]

КРЕСТ ШУШИНСКОЙ ЦЕРКВИ СВЯТОГО ВСЕСПАСИТЕЛЯ (КАЗАНЧЕЦОЦ)

Ашот САРКИСЯН

Несколько лет назад, а точнее, в 1979г., будучи студентом 3 курса, каждый вторник после занятий я ездил на автобусе в Шуши, бродил по городу, а напоследок  заходил в церковь Святого Всеспасителя. Он  находился в полуразрушенном состоянии, купол без креста был разрушен. На стенах красными и черными красками были написаны признания в любви, изображено пораженное черной стрелой красное сердце. Внутри самой церкви были кучки мусора, бутылки, окурки сигарет. Часто, из-за отсутствия ограды, во дворе церкви появлялись домашние животные. Трехъярусная колокольня церкви находилась в сравнительно лучшем состоянии, сохранился крест, но установленные по четырем ее сторонам статуи ангелов были сломаны.

Согласно имеющейся вывеске, церковь охранялась государством и имела сторожа. Это был человек среднего возраста, худой, в поношенной, мятой черной шапке.

Когда я увидел его в церкви  в первый раз, я поздоровался на армянском языке и спросил, кто он такой. Он поздоровался на своем родном языке и сказал, что он сторож церкви и зовут его Али и спросил о цели моего визита. Я ответил, что меня зовут Ашот, что я студент и пришел посмотреть состояние церкви. Тот сказал, что церковь находится в хорошем состоянии, но убирать некому, с одной стороны загрязняют животные, с другой – люди. Я сказал, что сам займусь уборкой, а он может пойти домой и часа через два прийти и принять работу. Сторож с радостью принял мое предложение.

А вернувшись через два часа, он не поверил своим глазам: я сделал все, что было в моих силах. Я сказал ему, что непременно приду в следующий вторник. И вот так, каждый раз я приезжал в Шушинский кафедральный собор, отправлял Али домой и занимался своей сверхурочной работой.

А однажды сторож Али спросил меня, верю ли я в Бога, что столь усердно убираю территорию церкви. Я сказал ему, что я язычник, имею своего Бога и богов, а эта церковь –  наша национальная ценность,  и я обязан содержать ее в чистоте. Он с хитрецой посмотрел на меня и сказал: “Есть одна история, связанная с этой церковью, если я расскажу, ты ее еще больше полюбишь”.

Я попросил его рассказать и шутливо добавил, что к его двум часам добавлю еще один час.

И вот что рассказал сторож Али:

-Годы назад, когда в Шуши шли бои, должны были взорвать находящуюся по соседству с этой церковью (немного  ниже) другую церковь. Заплатили одному русскому, он заминировал церковь и спрятался у стены дома, находящегося по соседству с церковью. При взрыве  от стены отлетел кусок камня и упал  ему на голову, убив на месте. Узнав об этом, наш мулла сказал, что нельзя взрывать крест прямо на макушке церкви. Кто сделает это, сам понесет наказание.

Сторож Али продолжал:

-Мулла сказал, что если хотите взорвать также церковь Казанчецоц, лучше заплатить какому-то армянину, чтобы тот снял крест, и потом взрывайте саму церковь. Так и поступили: нашли двух братьев-армян, которые согласились снять крест. Выплаченную сумму они отдали своим родным и вернулись обратно. С собой они принесли разные инструменты и длинную веревку. Братья поднялись вдвоем на купол, ближе к кресту, обвязали веревкой крест и изо всех сил стали тянуть вверх. Когда сняли крест, руки братьев были обмотаны веревкой, они не успели размотать ее, и оба свалились на землю и умерли на месте. После этого мулла  пришел и сказал, что это знак Всевышнего: кто снесет церковь, понесет кару, лучше, чтобы это было сделано руками гяуров.

Сторож Али показал мне шарообразную опору креста колокольни и сказал:

-Видишь эти 24 отверстия на шаре, это следы от пуль винтовки, выпущенных аскерами, которые увидели упавших замертво армян и услышали слова муллы.

После рассказа сторожа Али церковь Святого Всеспасителя стала мне еще роднее.

Я многим рассказывал эту историю, но узнав о проводимых в последнее время турками «ремонтных» работах, решил написать об этом.

Я более чем убежден, что те, кто осквернил церковь Святого Всеспасителя (и не только), снял кресты, отдал приказ и исполнил его, удостоятся самой жестокой Божьей кары.